Авторизация
 

«Эх, нечистая ты сила, ты второй Наполеон»

 

«Эх, нечистая ты сила, ты второй Наполеон»Образ германского императора в русских народных частушках …

Первая мировая война, как уже отмечалось, привела к кардинальному пересмотру отношения русского общества к германскому императору Вильгельму II. Если до 1914 года о нем нередко писали как об императоре-рыцаре, человеке чести и стороннике если не дружеских, то конструктивных отношений с Россией, то с началом войны ситуация резко изменилась. Вильгельм в одночасье превратился в коварного злодея, «антихриста», дегенерата. Как не без иронии замечал консервативный публицист П.Ф.Булацель, «теперь, слава Богу, никому не возбраняется (…) утверждать, что все немцы изверги и вся германская культура представляет сплошной сумасшедший дом, где хозяйничает тот самый дегенерат Вильгельм II, который в течение 25 лет очаровывал своим умом, красноречием, находчивостью, разносторонними познаниями и неутомимою трудоспособностью всех английских, русских и шведских профессоров и писателей». Восприятие германского императора как главного виновника войны и вызванных ею смертей, разрушений и страданий было свойственно и для народной культуры. Собиратель народного фольклора Н.А.Скворцов опубликовал на страницах периодической печати несколько статей, посвященных восприятию в народной среде и отражению ею в частушках событий и явлений связанных с войной: «сухому закону», отношению к Вильгельму II и немцам и др. Представляется, что опубликованной в московской газете «Утро России» ровно сто лет назад материал Н.А.Скворцова «Вильгельм и немцы в народной песне» будет небезынтересен и сегодняшнему читателю. 

Скворцов Н.А. Вильгельм и немцы в народной песне // Утро России. 1915. 1 февраля. 


Карикатура на Вильгельма IIДеревня продолжает неослабно реагировать на войну. Ее мысль от обыденных явлений повседневной жизни неизменно возвращается к темам, непосредственно связанным с войной. 

В изобилии нарождаются одна за другой новые частушки, исключительно на события «военного времени», и эти «военные» частушки вытесняют песни другого жанра. 

В настоящее время Вильгельм все чаще и чаще является объектом народного эпоса. Народная сатира зло бичует его. Частушки вполне определенно показывают, что в Вильгельме возмущает народную душу. В этом отношении чрезвычайно знаменательно, что бичующие частушки заключают в себе не одно лишь голое негодование, но и довольно обстоятельную мотивировку последнего. 

Возмутили народную мысль, прежде всего, заносчивость и бахвальство кайзера и сатира так изобразила выступление Вильгельма: 

Сине-море пенится, 
Пенится, качается, 
А Вильгельм бекренится, 
На войну сбирается. 

Страсть к позе желание изобразить из себя грозу для всех, дает пищу для новой строфы: 

Не крути, Вильгельм, усы, 
Шашкой грозно не тряси, 
Перестань штыком махать: 
Этим нас не напугать! 

Народная сатира не ограничивается лишь внешними отрицательными чертами царственной особы: взбудораженная войной народная совесть внимательно следит за способами ведения войны. «Вильгельмовский» способ ведения войны резко расходится с народными этическими представлениями, и негодование становится более глубоким. Оно выливается в таком мотивированном обращении к Вильгельму: 

Разоритель больших храмов
И хулитель ты икон
И зовут тебя… Вильгельмон, 
Настоящий ты дракон. 

Негодование настолько сильно, что народный эпос видит позорящее обстоятельство даже в самом имени, — в том, что кайзера зовут именно Вильгельмом на не каким-нибудь другим именем. 

Еще энергичнее другой вариант обращения к Вильгельму: 

Карикатура на Вильгельма IIЭх, нечистая ты сила, 
Ты второй Наполеон, 
Ты порезал мужчин мирных, 
Ты добрался и до жен. 
Ведь ты тигра и безбожник, 
Настоящий лютый зверь: 
Честных девушек порочил, 
Не щадил никак детей. 

Таков формуляр, выданный кайзеру народной сатирой. 

Частушки, фотографически отражая голую действительность, не могли, конечно, ограничиться лишь идейным негодованием, и среди народных песен, посвященных Вильгельму, мы встречаем проклятия ему за испорченную личную жизнь. 

Так, в период призыва запасных, а также во время последнего набора ходовой частушкой была: 

Ты, Вильгельм, проклятый немец, 
Меня с милкой разлучил…
Ты прощай, прощай, матаня: 
Под Варшаву угодил. 

Еще более характерно то, что народ отнюдь не склонен взваливать всю вину и ответственность за объявлением войны и зверства немецкой армии на одного лишь Вильгельма: целый цикл народных песен, как и некоторые интеллигенты, напр., кн. П.А.Кропоткин и Д.Н.Анучин, считают ответственным и немецкий народ, — по крайней мере, народная песня резко подчеркивает возмущающие его характерные черты немца: то же бахвальство, ту же заносчивость, грубость, жесткость и зверство. 

Немец к нам на хлеб попался, 
И над нами же смеялся, 
Говорил он всем как хам: 
Народ русский — это хлам. 
Немчура совсем зазнался, 
Своей силой похвалялся. 
Иха, оха, иха, оха, 
Видно будет дело плохо. 
Стал войною он грозиться. 
А на это русский злится. 
Иха, оха, иха, оха, 
Дело будет очень плохо. 
До Россеи он добрался, 
Да в одних портах остался. 
Иха, оха, иха, ох, 
Братцы, немец наш подох. 

Народ остался прежним идеалистом и глубоко верит, что порок в конце концов всегда будет наказан. 

И не избегнет наказания и немец. 

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук, РНЛ

Первая мировая война, орнамент





Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: Вильгельм, народной, войны, Вильгельму, будет, народных, резко, немец, сатира, частушки, немцы, войной, частушках, русских, императора, германского, мысль, негодование, посвященных, добрался


Оставить комментарий
  • Новости
  • Популярное
Календарь
«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031