Авторизация
 

«Противоалкогольный гимн»

 

«Противоалкогольный гимн»Как отразилось введение в 1914 году «сухого закона» в народных частушках …

С началом Первой мировой войны власти ввели ряд ограничительных мер на продажу спиртного, трактуемых многими современниками как установление «сухого закона». Причем первоначально запрет на продажу водки и крепких вин встретил полное понимание в обществе, споры велись лишь о том, стоит ли запрещать продажу натуральных виноградных вин и пива. Позже, правда, оказалось, что «трезвеннический подъем» масс был недолог и вместо запрещенной водки в ход пошли самогон, денатурат, «ханжа», политура и всевозможные аптечные настойки. Но в конце 1914-го — начале 1915 года желание народных масс жить трезво было еще довольно сильно, что отмечалось практически всеми газетами. Весьма интересным в этом отношении представляется опубликованный 100 лет назад в газете «Утро России» заметку Н.А.Скворцова «Народный противоалкогольный гимн», который, как нам кажется, будет небезынтересен и сегодняшнему читателю. 
Скворцов Н.А. Народный противоалкогольный гимн. 


Со времени закрытия казенок и запрещения продажи пива и виноградных вин в целом ряде земств стали получаться сообщения о благодетельных результатах «великой реформы». 

«Деревня преобразилась: некоторые семьи буквально зажили новой жизнью». 

«Трезвая деревня стала спокойной: ни драк, ни брани, – тишь, да гладь». 

«За двадцать лет жизни с моим мужиком не живала я такой жизнью». 

Почти повсеместно так или приблизительно в таких выражениях сообщали крестьяне-корреспонденты о наступлении в «пьяной России» новой эры. 

Проходит полгода, и деревня создала особый цикл песен, посвященных освобождению от казенной водки и казенных кабаков. 

Народились «частушки», с фотографической точностью зафиксировавшие различные моменты «новой эры». 

Прежде всего, народный эпос спешит отметить ту быстроту и решительность, с которыми было покончено многовековое спаивание русского народа: 

Государевым приказом
Все казенки к шаху разом, 
«Нет вам, пьяницы, вина, –
Теперь с Германией война». 

ПьянствоЗакрытие «казенок» вызванное, по глубокому убеждению народа, войной с Германией, сделал в глазах его еще более популярной саму войну. Следом за первым куплетом создались в развитие основной мысли еще две строфы: 

У нас казеночку закрыли, 
Я об ней не заревлю; 
Попаду когда в солдаты, 
Всех германцев зарублю. 

Теперь казеночки закрыли, 
Будем денежки копить; 
Пойдем за родину сражаться, 
Чтоб Германию побить. 

Одновременно с закрытием «казенок», как известно, последовал циркуляр о строжайшем и неукоснительном преследовании шинков. Народившийся цикл деревенских «противоалкогольных песен» отметил и это обстоятельство: 

Едет, едет становой –
Берегитесь, тетки! 
Отберет от вас он все
Сороковки, сотки. 

В этой частушке знаменательна резкая перемена в отношении к тому самому становому, о котором народная песня ранее если и упоминала, то неизменно с весьма и весьма нелестными на его счет эпитетами, или, в лучшем случае, исключительно с целью зло вышутить его. 

Теперь, после закрытия «казенок», как явного доказательства начала искренней борьбы правительства со спаиванием древни, становой фигурирует в народной песне без обычных оскорбительных для власти эпитетов. Мало того, песня спешит подбодрить, поддержать ту борьбу, относительно искренности которой она уже не сомневается: 

Шинкарям и шинкарихам
Нет у нас поблажки, 
Приоделися ребята
В шелковы рубашки.

Пора опомниться и перестать пить!

«Деревня преобразилась», – сообщали земским управам корреспонденты через месяц-два после закрытия «казенок». Народный эпос это перерождение отметил еще более ярко: 

Позакрыли все казенки
Водки мы не носим, 
И покрыли мы избенки
Не соломой – тесом. 

Нам уже приходилось отмечать появление в деревне нового вида молебнов – «женских молебнов», когда бабы всей деревней, по предварительному уговору отправлялись в соседнее село, приглашали притч и заказывали «особый» благодарственный молебен «по случаю закрытия казенных кабаков». Неудивительно поэтому, что «женские частушки» явись торжественным гимном, славословием освобождения деревни от «казенки». Каких-нибудь восемь-девять месяцев тому назад женские частушки были воплем русской крестьянки: 

Прокляни, мать-мамочка, 
Казенную лавочку: 
Государево вино
Разорило все село. 

Или: 

Вышла замуж за милого, 
Думала, исправится –
Каждый день мой милка пьян, 
Как мне, бедной, маяться!.. 

Новое время – новые песни, и в современной деревне в частушке многострадальная русская женщина впервые бодро и радостно отмечает: 

Позакрыли мы казенку
Всем своим селеньецем, 
Дома с мужем каждый день
Пью я чай с вареньецем. 

Владимир Маковский *Не пущу!*. 1892Яркая иллюстрация к отзыву, присланному вятской земской управе одной из крестьянок: — «За двадцать лет жизни с моим мужиком не живала я такой жизнью». Радостно зазвучала и песнь матери: 

Наши парни – молодцы, 
По шинкам не ходят, 
Приоделись как купцы, 
Девок с ума сводят. 

И в ответ ей звучит радостная девичья частушка: 

Мать, готовь-ка ты к венцу
Свою дочку Любу: 
Милка бросил страсть к винцу –
Носит лисью шубу. 

Так радостно воспевает деревня воцарившуюся трезвость, а там, в крупных центрах, созываются комиссии, вырабатываются записки, выясняющие пользу пива и виноградных вин, подаются ходатайства, обегаются передние и задние рыльца влиятельных лиц… Кто устоит в неравном споре?.. 

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук, РНЛ





Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: закрытия, «казенок», продажу, Теперь, виноградных, жизнью», водки, деревня, «сухого, закона», народных, мужиком, сообщали, живала, двадцать, жизни, новой, России», назад, противоалкогольный


Оставить комментарий
  • Новости
  • Популярное
Календарь
«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031