Авторизация
 

Андрей Ермолаев: «Янукович-президент через пять лет стал вынужденным менеджером по исполнению «оранжевых» обещаний»

Какая истинная причина победы именно Януковича, а не Тимошенко на президентских выборах, почему коллективный образ технократов обыграл одну «ТигрЮлю»? Достаточно ли силен запрос страны на новую элиту а-ля Тигипко и Яценюк? Почему Тимошенко будет еще долго портить жизнь президенту? Какие основные задачи стоят перед Януковичем внутри страны и во внешней политике, не станет ли он «марионеткой» Кремля и удержится ли от соблазна раскалывать страну? Почему обещания «оранжевой» революции в итоге будут выполнять ее враги? Об этом «Всей правде» рассказал руководитель Центра социологических исследований «София» Андрей Ермолаев.

- Анализируя комплексно последние пять лет, какие основные факторы – почему Виктор Янукович стал президентом и почему Юлия Тимошенко проиграла?

- Сейчас мало оценок политэкономической подноготной борьбы. Но у каждой избирательной кампании есть фундамент - борьба интересов. Особенно это борьба была выражена на выборах 2010 года.

Нужно учитывать, что за последние несколько лет в Украине сформировалась новая специфическая модель капитализма - потребительский капитализм. Ее особенность – украинские финансовые и экономические границы были резко открыты для присутствия внешнего капитала, который в предкризисный период имел огромные дешевые денежные ресурсы, был заинтересован в освоении новых потребительских рынков и в манипуляции активами в развивающихся странах, где перепады в оценках очень высоки, и есть возможность спекулятивной игры.

В итоге мы в Украине пережили потребительский бум, который выражался в многочисленных пирамидах, в огромных, часто плохо просчитанных корпоративных программах модернизации, когда брались дешевые деньги с расчетом на то, что быстренько построим завод и укрепимся без расчета общей конъюнктуры и серьезной оценки перспектив собственной капитализации. Финансовые махинации, которые стали возможны из-за незащищенности валютно-финансового рынка. Главное, что большинство граждан, занимающихся активной экономической деятельностью, чувствовали на своей шкуре потребительско-кредитную иглу. Страна стала жить не по средствам, реализуя лозунг: обогащайтесь не на основании совокупной прибыли, а за счет возникших кредитных возможностей.

Кто в итоге начал страдать? Весь крупный капитал, особенно экспортный, поскольку с началом кризиса оказалось, что эта модель не предполагает каких-то компенсаторных программ поддержки развития внутреннего рынка. Два года назад, когда мы столкнулись с кризисом, было много разговоров, что спасти ситуацию могут инфраструктурные программы. Но вот эта открытая модель не позволила власти реализовывать ее. Поэтому у нас было самое головокружительное падение. ВВП. Пострадал средний бизнес, который оказался неконкурентен, и начал, как шагреневая кожа, сокращаться на внутреннем рыке, поскольку напор импорта в условиях подписанного договора по ВТО и возможностей импортеров поставила его на колени, резко упала прибыльность. А протекционистские меры никто не собирался вводить. Пострадало и большинство потребителей кредитов, поскольку они оказались в плену выстроенных финансовых пирамид, которые работали, теряя доходы, не имея возможности всех обслуживать, а условия очень жесткие.

«В первом туре успех нескольких кандидатов, которых восприняли, как новых - Тигипко, Яценюк, Гриценко - показал, что есть большой запрос на модернизацию экономики и реформы в интересах страны, а не внешнего мира»
В сухом остатке мы встречаем 2010 год с совокупным долгом где-то под 130 миллиардов долларов. Но у нас еще огромная внутренняя задолженность. Фактически технический дефолт бюджета. Мы производим и платим налогов существенно меньше, нежели обязаны нести социальные затраты и затраты на капиталовложения. Соответственно, вся пострадавшая сторона вольно-невольно заняла критическую позицию к власти.

Таким образом, не оглашенная, но реальная политэкономическая борьба нескольких очень условно групп за дальнейшей развитее экономики, той самой капиталистической экономики, но разных моделей: потребительского или производительного составили стержень президентской борьбы.

У президентских выборов свои законы, поэтому во втором туре вновь все персонифицировано, и выглядит как два полюса – Янукович и Тимошенко. Но первый тур, мне кажется, в этом смысле больше интересен. В первом туре успех нескольких кандидатов, которых восприняли, как новых - Тигипко, Яценюк, Гриценко - показал, что есть большой запрос на модернизацию экономики и реформы в интересах страны, а не внешнего мира. Голосовал город, интеллигенция, средний класс. Совокупно доля таких «новых» стала критичной - более 20%.

Что касается тактических моментов, то Юлия Тимошенко стала главным олицетворением проблем власти. Противостояние с Виктором Ющенко с ней тоже сыграло злую шутку. Попытка перераспределить ответственность в целом за ситуацию в стране и за социально-экономическое наследие, которое с этим связано, имело смысл в первом туре. Во втором избиратель шел и голосовал «за» власть или «против» нее. Критическая масса людей, настроенных против власти, была больше.

Что касается успеха Виктора Януковича, нужно учитывать, что в обществе при принятии решения срабатывает механизм актуальной памяти. Поэтому попытка превратить выборы в борьбу биографий оказалась бессмысленной. Война на идеологических полюсах: демократ – не демократ, пророссийский – прозападный оказалась не актуальной.

В актуальной памяти большинства избирателей, которые пережили потребительский бум, и стали жертвой кризиса, который показал неадекватность и неперспективность этой модели, невольно всплывали характеристики Януковича-премьера 2003-2004, 2006 годов. Поэтому за него голосовала фактически вся индустриальная часть избирателей. А также предприниматели, социальные иждивенцы, для которых Янукович стал неким олицетворением общего экономического успеха.

В пользу Януковича сыграло еще и то, что, в отличие от Тимошенко, у него был такой мощный ресурс, как коллективный образ. В ходе кампании на стороне Януковича были фигуры бизнесовые, управленческие. Они создавали имидж Януковича как лидера большой команды. Тимошенко сделала ставку на личностные характеристики. Несмотря на высокий уровень персонификации президентских выборов, коллективный образ оказался более убедительным.

Власть, политическое одиночество и чрезмерная идеологичность – ахиллесова пята кампании Тимошенко. К этому можно добавить ее суматошность. Было много креативности. Куча приемов: психолингвистических, рекламных, гламурных. Тут тебе и восточная «ТигрЮля», «Оранта», спасающая страну. Но нельзя хорошее политическое блюдо превращать в банальный винегрет. В какой-то момент избиратель теряет смысл. До появления технократичных имиджей все ее находки работали, поскольку привлекали внимание, были яркими и становились повесткой разговора. Как только технократический образ стал доминировать, все изменилось.

- Технократический образ – это образ серьезного политика-бюрократа, претендующего на место президента а-ля Янукович и Тигипко?

- Президент – это человек дела. Это не идеальный учитель или мессия. Это организатор. На президентских выборах все-таки голосуют за «директора страны», нежели за спасителя Отечества. В этом смысле выстроенный Тимошенко образ оказался просто ложным. Думаю, какие-то недостатки своей кампании она почувствовала, поскольку буквально за несколько дней до первого тура было проведенный стилизированный под нашу республику с бюрократической традицией съезд, где была презентована программа о новом курсе. Все было выдержано в тонах властителя-прагматика. Если бы этот стиль был избран с самого начала, а характер поведения Тимошенко больше привязан к образу власти, нежели к образу майданного политика, то успех был бы весомее. Она бы идентифицировалась с той задачей, которой наделяется президент.

- А вам не кажется, что голосовавшие за Тигипко и Яценюка, поставив галочку за Тимошенко и Януковича во втором туре, показали, что у этих молодых политиков виртуальный электорат?

- Считаю, что не существует такого политического феномена, как электорат Тигипко и Яценюка. Существует, скорее, обратная тенденция. 20% избирателей, которые ищут не только новый стиль, но и новую платформу в политике. И ряд новых героев просто на какое-то время собрали себе эти симпатии. Это избиратели симпатий, а не избиратели, сделавшие окончательный выбор. Их результат – во многом материальные и имиджевые способности их штабов. Наделять их качествами политического лидера
«В пользу Януковича сыграло еще и то, что, в отличие от Тимошенко, у него был такой мощный ресурс, как коллективный образ»
бессмысленно. Более того, во втором туре избиратели Тигипко, чуть в меньшей степени Яценюка, голосовали как в целом температура по палате. Избиратели, например, живущие в индустриальных регионах, за технократическую команду Януковича. На бытовом уровне было признано, что хоть Янукович – не Цицерон, но с ним много народу, которые могут помочь стране. А Тимошенко одна, и не ясно, кто с ней.

Кстати, мне кажется, было ошибкой заигрывание Тимошенко с Тигипко как кандидатом в премьеры. Такой жест может делать победитель, но не использовать его как электоральную мобилизацию. Ты ослабляешь свою позицию, поскольку вынужден кого-то привлекать и с ним соглашаться, лишь бы только победить. Позиция оказывается неполноценной для победы. Янукович эту ошибку совершать не стал.

- Где мы сейчас увидим Тимошенко? Она добровольно вернется к характерному образу оппозиционера и борца против системы? Или зубами вцепится во власть, к которой уже привыкла за два года?

- Тимошенко не умеет и не любит проигрывать. Для нее оппозиция не является системной ролью, а случайной. Просто она по своим качествам более успешный оппозиционер. Возможно, в силу того, что она харизмат и избиратели чаще реагируют на политические силы, которые критикуют. Но Тимошенко уже входит в топ-политиков, правящих Украиной. Совокупно она находится у власти около четырех лет из 18 лет независимости. А это немало.

Тимошенко сейчас будет до последнего бороться за власть. У нее очень хороший опыт противостояния с действующим президентом за два года. Если ей удастся блокировать создание новой коалиции, ей ничто не помешает быть премьером существующей бумажной коалиции и проводить такую же линию, как и при Ющенко. То есть быть действующим премьером в оппозиции ко всем, держать в руках административную машину, и проводить политику на основании программ, которые она сама себе и пишет.

«Власть, политическое одиночество и чрезмерная идеологичность – ахиллесова пята кампании Тимошенко»
Это алогизм с точки зрения политической системы. Потому что правящей силой в стране формально является коалиция. Она формирует платформу, правительство для реализации и теоретически должна отвечать. И она же – законодательное большинство. Максимум, что может президент, выступать с законодательной инициативой и выполнять свои функции.

У нас же уникальная ситуация. Правительство превращается в самодостаточный центр власти. Премьерство Тимошенко за эти годы показало, что такое может быть. Думаю, что этот шанс она будет реализовывать до последнего.

Вариант премьерства «в экзиле» – очень выгодная модель. По-моему, гарантий, что Януковичу удастся быстро сменить правительство и быстро сколотить коалицию, пока никто не дает. В случае, если Тимошенко окажется в отставке, думаю, что она будет большим сторонником быстрых политических перемен. Повестка уже оглашена – политическая реформа. Это может быть одна из ее фишек политической позиции и одновременно технология. Технология просто будет успешна тогда, когда удастся навязать тему референдума или тему голосования по Конституции. Ставка будет делаться на то, что любой путь изменения Конституции позволяет ставить вопросы, необходимые при перезагрузке власти. Потому что это новые полномочия.

С другой стороны, это прекрасная тема на все избирательные кампании. Если идя на парламентские выборы, она обещала всем своим партнерам, что парламент будет работать долго, то, если Янукович ее переигрывает, и она уходит в отставку, тема досрочных выборов будет одна из самых ключевых.

-Какая основная политическая проблема сейчас перед Януковичем-президентом?

- Проблема в самой системе, которая не работает. Состав парламента, который сформирован в 2007 году, показал, что нет внятных и политически консолидированных коалиций. У президента действительно очень сильные полномочия, но оно ограничивается тем, что правящей силой является парламентское большинство. Учитывая, что
«Тимошенко уже входит в топ-политиков, правящих Украиной»
Верховная Рада не в состоянии формировать альянсы, и мы переживаем вторую временную коалицию, у Януковича много рисков. Да, можно договориться о создании временного короткого большинства, об этом сейчас идет речь. Однако рассчитывать на стабильную работу такой коалиции не приходится. Поэтому тема досрочных парламентских выборов оглашается и самим Януковичем, и его соратниками. Они рабы лампы. Тимошенко – раб лампы, потому что только так она может реализовать полноценный реванш во власти. Для Януковича – это единственный шанс укрепить свою победу.

- Не усложнят ли досрочные выборы ситуацию для Януковича, поскольку придется договариваться с новыми политическими игроками?

- Несколько последних парламентских кампаний показали: монополии крупных партий в Раде быть не может. Победит тот, кто сможет рассматривать выборы не как свою монопольную победу, а тот, кто выиграет режиссурой. То есть – заранее готовит себе будущих партнеров по коалиции.

Партия регионов вряд ли сможет повторить свои былые успехи на парламентских выборах. Появляются новые игроки, настроения избирателей меняется. Но если Янукович руководить страной долго, то они должны быть лидерами конфигурации, а не монопольной властью. Тогда они выигрывают. Партия регионов может получить меньшую фракцию, но большую устойчивость с 2-4 партнерами, с которыми будет легче договоренность. Чем сейчас с тем же НУ-НС.

«Если Тимошенко удастся блокировать создание новой коалиции, ей ничто не помешает быть премьером существующей бумажной коалиции и проводить такую же линию, как и при Ющенко»
Тот же вызов и перед Юлией Тимошенко. Если для нее окажется неизбежным путем реваншировать на досрочных выборах, то рассчитывать на свою фракцию-монополию – бессмысленная задача. Значит, надо, чтобы на этих выборах шли рядом колонны других политических сил, которые так же критичны к Януковичу, существующей власти, и с которыми можно режиссировать будущее правление. Интрига становится еще более сложной. На второй план уходят личные качества, вождистские качества. По-моему, испытания вождями мы проходим. Ни личностный авторитаризм, ни партийный диктат не пройдут. И это главный вывод этих выборов.

- Действительно ли Янукович так сильно хочет, чтобы именно представитель Партии регионов был премьером, учитывая тяжелую экономическую ситуацию? Ведь это ударит по рейтингу партии.

- Как любой победитель Янукович будет стремиться, чтобы правительство было его. Я когда-то предложил такую последовательность действий победителя. Если удается обеспечить большинство, пусть даже короткое, то первый состав правительства вряд ли будет стратегическим. Будет много неприятных проблем текущего момента: бюджет, перипетии выяснения отношений с местными властями, долги и их реструктуризация. В общем, быть популярным будет очень сложно. Но если возникает люфт между коротким большинством и отдаленного планирования отсроченных досрочных парламентских выборов, тогда можно позволить такую роскошь, как первый состав технического правительства, выборы и формирование более политизированного Кабмина, который бы олицетворял широкий компромисс в духе Януковича.

Другое дело, если мы свалимся в быстрые выборы, а в промежутке между инаугурацией президента и этими быстрыми выборами будет ситуация «ни мира ни войны» с Тимошенко. Тогда можно говорить, что в итоге такое правительство сразу будет носить характер большого компромисса. В текущей конъюнктуре называются самые разные имена. Но мне кажется, что в ситуации кризисного парламента поставить на пост премьера человека, который займется личной политической карьерой, - большой риск для президента. Думаю, что Янукович до последнего будет отстаивать версию Азарова.

- Готов ли Азаров взять на себя такую ответственность?

- Думаю, да. Учитывая возраст, опыт и специфику характера для Азарова это будет символичный аккорд в его политической карьере. В таком назначении отразилась бы вся легенда его борьбы с «оранжевыми». По характеру его не будут смущать болезненные решения, особенно в социальной сфере.

- Какие вызовы стоят перед Януковичем-президентом во внешней политике?

- С внешней политике я не вижу особых проблем, поскольку те акценты, которые расставляет Янукович и его команда, кажутся вполне адекватными и прагматичными. Будет продолжен переговорный процесс с ЕС. Кризис Евросоюза нам помогает: чем дальше в лес, тем больше открытий мы делаем. Даже продолжение переговоров о зоне свободной торговли и тяжбы вокруг ассоциированного членства, это уже будет личный капитал Януковича.

«Если Янукович преодолеет соблазн просто расставить «своих» и отойти в сторону, сохранить позицию модератора власти, и будет работать с людьми не на основании личного доверия, а способности решить проблему, он будет успешным президентом»
Что касается российского вектора, действительно Тимошенко была бы более выгодным для них президентом. Была знаковая статья российского экономиста Делягина, почему Тимошенко выгодна России. С одной стороны, в борьбе за власть она будет идти на уступки, которые меркантильно интересны Москве. Ее склонность к тайной дипломатии будет гарантировать, что эти уступки можно будет добиваться. С другой – она продолжит мобилизационную линию в Украине, будет стремиться к сохранению имиджа национал-демократа, что очень важно для российской политики: бороться с Украиной.

Куда сложнее с Януковичем. За его плечами стоят и партнеры, и конкуренты российского капитала. Янукович вряд ли согласится на какие-то прямоугольные версии ЕЭП. Ему инвесторы не позволят. Вариант долгосрочных программ требует учета интересов. То есть формула 3+1: таможенный союз и договор с Украиной, скорее, будет реализована. Украина не будет членом ЕЭП и таможенных союзов, но будет бороться за договорную базу, которая сохранит ее на евразийских рынках. Янукович – перспективный партнер, но очень неудобный. С ним придется торговаться.

- А какие задачи глобального характера перед Януковичем во внутренней политике?

- Есть проблемы, независимо от имени президента.

Первая ключевая проблема связана с демонтажем государства организованной преступности. Она не решается путем борьбы со взяточничеством. Тот факт, что в Украине уровень теневой экономики не опускался ниже 30%, говорит о том, что вопрос коррупции тесно связан с характером экономической деятельности взаимоотношений граждан, бизнеса и государства. Эта проблема не может решаться путем сохранения олигополий, поскольку любой монополизм загоняет в тень и рядового налогоплательщика, и средний бизнес. И не решается путем авторитарной модели, потому что выйти из нее можно только через развитие республиканства. Как характера взаимоотношений граждан и государства, как характера форм самоорганизации, резкого изменения экономической политики и создание условий для того, чтобы человек даже с минимальными накоплениями был инвестором, а не держал в кубышке.

Эта проблема имеет и другую характеристику. Такое состояние государства говорит о кризисе самой государственности. Все базовые институты находятся в полуразрушенном состоянии, Какой путь изберет Янукович – вопрос открыт. Но это вызов, с которым он столкнется, имея низкие рейтинги Украины в плане коррупции, инвестиционного климата.

Вторая проблема связана с угрозой преодоления социального напряжения, связанного с расколом на сверхбедных и сверхбогатых. Мало говорить о реформах – это большая абстракция. Я бы назвал эту формулу как «капитализм для всех». Сейчас задача национального строительства упирается не в пропаганду ценностей казачества и гетманской истории, а в проблему формирования тех экономических форм организаций, в которых каждый гражданин, кроме потребителя государственных услуг, становится активным соучастником. Развитие инфраструктуры народного капитализма. Политика народного капитализма – не ругательное определение, даже Маргарет Тетчер в свое время применяла эту политику.

Народный капитализм оживит местное самоуправление, создаст условия для мелкого и среднего бизнеса. Это тема муниципальных банков, государственные мероприятия с открытой формой акционерной собственности с привлечением государственных накоплений. Это ценные бумаги для населения, реформа пенсионной системы. Все это не решается одним указом. У власти будет соблазн пойти по упрощенному пути: укреплять и сохранять монополизм тех, кто является собственниками страны. Но тогда не решается вопрос по существу. Ни тема государственности, которая будет слабой, ни тему, связанную с республиканством, а в итоге не решаем тему национального строительства. Люди будут себя чувствовать себя временщиками, пенсионерами.

Проблема третья и, наверное, одна из острых на ближайшие годы, которая может стать хронической. Мы становимся все больше дорогой страной. Я имею ввиду не потребительский рынок, а экономическую систему и ее издержки. Мы многое списывали на наследие СССР, связанного с бесхозяйственностью, экологическим наследием. Но многие проблемы рождены независимостью. Мы одна из немногих наций, которая позволила себе потерять море. Азовское море было, одно из самых рыбных, теплых, сейчас оно превращается в лужу с мало внятными перспективами. За эти годы, как признают специалисты, никто толком не знает геологию Донбасса: когда, что провалится, затопится или рухнет.

Восемнадцать лет говорят, что мы аграрная страна, и ежегодно теряются тысячи гектаров сельхозземли только потому, что на уровне государства не проводилась политика по привлечению частного капитала по восстановлению земельных ресурсов. Это проблема в ближайшее время может стать хронической. Например, такой аспект, как мелиорация, что государство могло себе позволить в советское время, сейчас ни один фермер позволить себе не может. В итоге это отображается на том, что у нас очень дорогие овощи и фрукты.

Экономическое профилирование нации. Легче и проще сделать ставку на транснационализацию наших ресурсов. Форсированная экспортная специализация сельского хозяйства. Выгодно и внешне эффективно производить на экспорт монокультуры, но подспудно с каждым годом изменяется социальный состав, качественное состояние провинции. Исчезают те самые украинские села, о которых так много поется песен. Провинция – носитель традиций и культуры. Превращение ее в индустриализированный экспортный сектор – господство латифундистов и крупных аграрных фирм с высокой экономией наемной силы и высоким уровнем механизации, превращение нас в больше индустриальное государство-село. Бесперспективная линия, которая рано или поздно может обернуться большими затратами, потому что мы все больше становится импортерами продовольствия известного «качества».

С этим связана проблема качества социального капитала. Скоро состояние здоровья нации станет ключевой проблемой и самой большой статьей в бюджете. Мы рождаем красивых, но больных людей. Состояние инфраструктуры, связанной с социальным обеспечением, находится в критическом состоянии.

Еще одна проблема - общее состояние инфраструктуры страны. Мы очень долго себя успокаивали тем, что мы – молодое государство. Под двадцать лет, не такое и молодое. Инфраструктура страны – это логистика и ее организация. Это коммуникации. В Украине нет национальной системы дорог. Посмотрите на инфраструктуру провинции. Люди, чтобы лечиться, вынуждены ехать, минимум в райцентр, но чаще в областной центр.

Либо эта проблема станет хронической и очень дорогой. Либо развитие инфраструктуры страны будет одним из первых и успешных бизнес-проектов. Об этом вспомнили в условиях кризиса, когда искали способ, как загрузить промышленность. Но все начали говорить о ремонте дорог. Но инфраструктура – это более сложная категория.

Наверное, самый острый вопрос последнего времени – гуманитарная политика. Украина была и долго останется страной с цивилизационной многоукладностью. Его можно охарактеризовать так: лопата и ракета. Оно у нас все одновременно сосуществует и отражается в экономических формах деятельности. У нас есть феномен феодалов лозинских, и есть «Южмаш». Эта проблема тесно упирается в вопрос о нормативах и стандартах культурной политики, которые предлагает государство. Любая попытка реанимировать какой-то золотой век - казаческий или народно-демократический, эпоха УНР или советский шаблон - не срабатывает для всей страны.

Должна быть политика взимопроникновения, которая бы опиралась на те традиции и нормативы, которые сложились у конкретных общностей, живущих сейчас. Раскрепощение громад и восстановление тех основ самоорганизации, которые присущи их истории и памяти – единственный выход из тупика. Любая новая доктрина унификации будет приводить к новым конфликтам. Первый главный шаг – не только политическая реформа самоуправления, но и создание общегуманитарной платформы развития самоуправления с правом восстанавливать самоорганизацию, исходя из собственных традиций и опыта. В США жизнь громады не зависит от происходящего в Вашингтоне, даже в штате. Проблема не в исторических стереотипах, в толерантности к живым людям и их проблемам. Делать аккуратно, без указов о героизации. Думать нужно о живых!

- С 2004 года Тимошенко, в принципе, не менялась. С Януковичем произошла определенная трансформации, он стал больше похож на лидера. С чем это связано?

- Не случайно в эпоху советской империи ценились кадры, которые могли руководить большими коллективами. Руководитель – не обязательно семи пядей во лбу мудрец. Это человек, который на опыте и знании коммуникаций умеет принимать решение. Я не считаю, что это хорошо, кода политик хорошо разобрался в энергоресурсах и рекламирует тырсу. Не его задача ковыряться в тырсе, а обеспечить поддержку людей в виде формулирования программы. Думаю, у Януковича есть выработанное свойство видеть и правильно расставлять людей. Он умеет доверять человеку, если понимает, что он компетентен, и реагировать на проблему. В этом я вижу главную предпосылку, что он может стать конструктором власти.

Надо признать, что и Янукович и Тимошенко обладают качеством учиться. Наверное, они потому и успешны, что каждый по-своему осваивают искусство власти, экономики. Сейчас, если Янукович преодолеет соблазн просто расставить «своих» и отойти в сторону, сохранить позицию модератора власти, и будет работать с людьми не на основании личного доверия, а способности решить проблему, он будет успешным президентом. Джордж Вашингтон делал ошибки, когда писал, а Джордж Буш был притчей во языцех. Те не менее, в истории это легендарные фигуры.

- Удержится ли Янукович от выполнения резонансных обещаний (второй государственный язык и прочее), которые могут резко настроить против него запад страны?

- Человек боится собственного страха. То, как представляют Януковича – это не продукт его действий. Это продукт объяснений его позиции со стороны конкурентов. Большинство того, что раскручено сейчас, как страхи перед Януковичем, в практическом плане на самом деле никакой угрозы не несут.

Мало того, стоит отметить важную тенденцию. В Украине уже можно зафиксировать этакий проукраинский российский патриотизм. Когда люди российского происхождения отстаивают свою культурную идентичность, но не соглашаются с агрессивной внешней политикой соотечественников. Эта тенденция может оказаться наиболее выраженной в ближайшее время. Тема сохранения русских компонентов в украинской политике (медиа, образование) уже не тождественно дружбе с Россией.

Россия не стала, и, наверное, не станет цивилизационным образцом для Украины. Кстати, что открыто признают и сами россияне. Украинцам не только нравится жить, как в Европе, но и хотелось бы себя и обустроить, как в Европе. В этом была ошибка «оранжевых», но позволило создать это наследие. Они пять лет позиционировали Европу как утопический идеал, куда мы должны прийти. Как большой исход. Европа – это наш Израиль. У этого похода были свои поводыри. Раз это позиционировалось как некая обетованная земля, куда мы идем, то это не мотивировало делать что-то с собой. Главное – дойти. Обратная сторона этого движения – ориентир стал доминирующим. Думаю, процентов девяносто украинцев на вопрос, не с кем, а как вы хотите жить, ответили бы: как в Европе. Но не благодаря, а «вопреки» За это время произошло принятие того, что европейский стиль экономического поведения, обустройства государства, уровня жизни и социальной защищенности. Это лучше, чем где-то еще. Из утопического идеала Европа превратилась в некий социальный стандарт. Поэтому на президентских выборах и не было политического спора о «цивилизационном выборе».

- Почему Янукович «не ляжет» под Москву, как пугает Тимошенко?

- Риски сближения Украины и Москвы связаны вовсе не с позицией Януковича. Он в любом случае будет отстаивать интересы той группы капитала, которая сейчас является бюджетонесущей и самой влиятельной. Сдать их интересы – подорвать собственную позицию. На самом деле у России нет рецепта, как поглотить Украину. Есть локальные подходы мягкого экономического подавления, но они тоже ограничены возможностями и интересами российского капитала, который не интересуется Украиной вообще. Он интересуется только теми фрагментами экономики, инфраструктуры, которые восполняют их конкурентоспособности, оптимизируют производственные связи. Но существенного риска независимости они не несут.

Риском может быть крупная дестабилизация ЕС в ближайшие 3-5 лет. Представьте, что ЕС не справляется с кризисом в Греции, Испании, Португалии. Не дай Бог, начнут пересматривать решение об основах валютного союза, каковы будут политически и экономические последствия в самой Европе – вопрос открыт. Если это будет допущено, то серьезно может измениться ситуация и климат в Украине. Какими глазами тогда украинцы будут смотреть на Европу, в условиях, когда более стабильным партнером может оказаться Россия. Вопрос сейчас не к Януковичу, а Брюсселю, оправдает ли он иллюзии и надежды украинцев.

С точки зрения реверансов, тот набор аргументов, который сейчас используется против Януковича: готовность участвовать в «Северном потоке», переговоры по ЧФ РФ, это требует толкования.

Так, «Северный поток» сам по себе не является конкурентным проектом для украинской ГТС. Проблема в том, что из-за кризиса европейцы оказались не в состоянии проинвестировать в месторождение газа, которым должна наполняться «труба». В то же время это крупный проект, в котором помимо проблем газа, распределения, есть вкусные бизнесовые интересы, которые связаны с производителями труб. А Украина владеет неплохим потенциалом в сфере трубостроительной индустрии.

Самое главное – изменение правил игры, связанных с энергобезопасностью. «Благодаря» правительству Тимошенко, мы ведем переговоры как конкуренты. В итоге получаем цену на границе, одну из самых высоких в Европе. Участие Украины в европейско-российских консорциумах может радикально изменить правила игры, в том числе и в отношении украинской трубы и ценообразования. В самой отрасли профессионалы считают, что Украины не в состоянии в ближайшие десять лет поддерживать ГТС на нужном уровне. Просто просидеть еще несколько лет на ренте – путь в никуда. Поэтому консорциальная форма – это оптимизация, она не решает проблем с собственностью, а речь идет о распоряжении прибылью.

Большая часть высказанных Януковичем предложений, которые критикуют оппоненты, не являются ноу-хау, а давно озвученные и прорабатываются на уровне бизнеса и специалистов.

Заявления Януковича по поводу Черноморского флота тоже можно рассматривать как дипломатические. До истечение аренды базы еще семь лет. Однако уже сейчас крупный бизнес начинает перепрофилировать Севастополь. Если бы не крики об угольном терминале и начала реализовывать программа, которую подготовила администрация Куницина, то к 2013-2015 году мы будем иметь Севастополь, в котором по определению вопрос военной базы становится проблемным.

- Парадокс «оранжевой» революции в том, что через пять лет к власти пришли те, против кого тогда боролись. То есть – Янукович. Но ведь политики и страны вынесли какой-то урок?

- У событий 2004 года тоже была политэкономическая подноготная. Проблема состояла в том, что тогда предпосылок для либеральных экономических реформ была куда больше, чем сейчас. Главной социальной силой, которая подпитывала и вдохновляла лидеров Майдана был малый и средний бизнес, который в условиях экономического бума столкнулся с ограниченными экономическими свободами, администрированием, монополией. Тогдашняя критика «азаровщины», борьба с административным ресурсом, олигархией была одной из топовых тем, на которой строили свою платформу «оранжевые». Кроме того, самоуправление тогда как раз было очень активно с точки зрения требования свобод, экономических возможностей, реформы исполнительной системы. Очень активна была молодежь, которая выросла в одной образовательной среде, а в реальной жизни столкнулась с другим: бюрократической республикой, отсутствием возможностей. Все это в итоге вылилось в критику режима Кучмы, борьбы с ним.

Как бы не прикрывались внешними ориентирами, запрос на новую власть был прозаичным: демократические свободы, дайте нам власть, которую можно контролировать снизу, и экономические своды в плане реформаций. На тот момент казалось, что экономический рост, который имеем, позволяет нам планировать все, что угодно. Нужно только правильно создать условия.

Эта повестка остается актуальной до сегодняшнего дня. Эти пять лет с точки зрения «оранжевых» событий и задач – застой. Потому что вся повестка вопросов была отложена, а сейчас произошли наслоения, связанные с кризисным исходом, резким ростом патерналистских настроений, поскольку с избирателями заигрывали с точки зрения гарантий обещания: как бы не было плохо, а вам будет хорошо. Фраза Януковича, что он будет делать то, что обещали на Майдане, но спокойно, двузначная. Тем не менее, она тоже отражает сложность всей ситуации. Многие «бело-синие» бизнесмены на самом деле прекрасно понимают, что то, что нужно было делать в 2004-2005 годах, и их бы устроило, если бы делалось. Если бы речь шла об институциональных либеральных реформах, связанных с развитием рынка и предпринимательской свободы.

Ющенко – трагичный политик, потому что его и поддерживали тогда не только как романтика, который будет вести свой народ в царство Божье. Прежде всего, его воспринимали, как реформатора, который имеет устойчивый имидж одного из лучших банкиров мира. Человека, который со своим айкью точно знает, что надо делать в отдельных отраслях, финансово-банковской сфере. Вдруг в течение двух лет в нем открыли такого гуманитария-просветителя, который восстанавливает церкви и гетманские столицы, учит народ языку на специфическом хоружевском наречии, и занимается проповедями о ценностях демократии. Все. В этом отношении не революция провалилась. Она остается не завершенной до сих пор.

Если бы власть 2005-2006 годов наметила себе план этих перемен, учитывая обещанное, тогда бы она была популярной. В действительности, «оранжевые» политики проигнорировали, отложили собственную повестку задач, благодаря которым победили. Представьте, большевики сделали переворот, и вместо обещанной политики социализма начали развивать помещичьи хозяйства и восстанавливать дворянство. Да их бы взяли на штыки. То же самое произошло с «оранжевыми» лидерами.

Сложность в том, что за это время место новой реформаторской силы не заняли какие-то новые политические субъекты. Роль критика победителя выполняет сила реванширующая. Ей деваться некуда. Она вынуждена свою повестку складывать их двух частей: продолжать обещать избирателям и возвращаться к тем самым темам реформ теперь уже в новой оболочке, о которых говорили пять лет назад. Тогда они в большей степени опирались на консервативную программу экономического роста. Сейчас Янукович говорит о переменах, реформах, и это очень существенное изменение в идеологической позиции. В итоге, Янукович-президент через пять лет стал вынужденным менеджером по исполнению «оранжевых» обещаний.


Дмитрий КОРНЕЙЧУК, Инна ЖОЛОБОВИЧ




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: ndash, будет, Тимошенко, Янукович, Януковича, может, которые, власти, который, сейчас, очень, страны, только, можно, которая, поскольку, проблема, Тигипко, тогда, больше


Оставить комментарий
  • Новости
  • Популярное
Календарь
«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930