Авторизация
 

Геннадий Москаль: В развале НУНС я виню только Ющенко

Некогда перспективный политический проект «Народная самооборона» потерпел фиаско – официально объявлена ликвидация ее парламентской группы. В числе перешедших в коалицию – и бывший первый заместитель главы партии Олег Новиков, и депутат Екатерина Лукьянова, закидывавшая яйцами спикера Владимира Литвина во время скандальной ратификации харьковских соглашений два месяца назад, и главный спонсор «НС» Давид Жвания. Одним из немногочисленных нардепов, все же сохранивших верность «Самообороне», является депутат Геннадий Москаль, с которым «Главред» поговорил не только о причинах развала «НС», но и о ситуации в МВД, в структурах которого Москаль работал долгие годы, и о проблемах в Крыму, милицию которого он дважды возглавлял.

«Самооборона» пока не пришла в себя»

— Геннадий Геннадиевич, почему «Народная самооборона» как политический проект развалилась?

— Причина в разных взглядах на будущее двух основных акционеров этого проекта. Луценко остался в оппозиции и, как говорили, хотел перетащить всю «Народную самооборону» в оппозиционный лагерь. Жвания больше тянулся к правящей коалиции. И вот тут как раз пошел конфликт интересов. Были и подковерные игры и, как видите, победа пока за Жванией, то есть большую часть «самооборонцев» он перетянул на свою сторону.

- Благодаря чему это произошло? Отвечают ли действительности слухи о миллионах долларов в чемоданах, которые якобы Жвания давал «самооборонцам» за переход в коалицию?

— Я не знаю, кто и какими аргументами кого убеждал. Но если проанализировать ситуацию накануне, то, я думаю, для большинства основным фактором стали материальные блага. Для Жвании это исключено, ему этот миллион, о котором говорил Луценко, не нужен, и он бы никогда его не взял, - это я вам могу сказать на тысячу процентов. А остальные, наверное, руководствовались материальными соображениями, хотя дай Бог, чтобы я ошибся. То есть как разговор велся? Больше тебя никуда не возьмут, проект «Народная самооборона» распался, самостоятельно она на выборы не пойдет, ну и что ты — еще до 2012 года просидишь в парламенте? И куда ты дальше пойдешь, с чем?..

— Так лучше взять деньги и посидеть в парламенте?..

— Сегодня все решает коалиция. Даже не коалиция, решают за пределами Верховной Рады. То есть Чечетов утром приносит распорядок дня и у него уже расписан по каждому вопросу «плюс» или «минус». Где эти решения принимаются, я не знаю, и не он их принимает. Я несколько раз, когда слушались мои законопроекты, ходил к нему и говорил: «Миша, покажи, может, я его сниму, чтобы не позориться». Он отвечает: «Снимай, тут уже стоит «минус». И я тебе ничем помочь не могу.» Парламент сегодня — это совершеннейшая декорация. Он ничего не принимает, все решается за его пределами. Где, в каком кабинете, я не знаю.

Поэтому все перебежчики, дававшие интервью и говорившие, что мы идем в коалицию, чтобы влиять на ситуацию, просто демонстрировали популизм, потому что на ситуацию там никто из собравшихся не влияет. Они голосуют только тогда, когда рукой махнет Чечетов, а содержание голосования их мало интересует.

— Жвания пошел в коалицию (и потащил с собой других), руководствуясь своими бизнес-интересами, или он действительно думает, что, будучи в коалиции, сможет как-то развивать Украину?

— Бизнес-интересы?.. Я не думаю. У него было много друзей в коалиции, даже когда он был в «Самообороне». И я не вижу в этом совершенно ничего предосудительного... Это его выбор, тем более, что они с Луценко были акционерами «Народной самообороны», они создали этот политический проект. Проект был изначально прекрасный, и люди воспринимали его «на ура». Тогда собирались идти на Киев внутренние войска, то есть «Народная самооборона» поначалу действительно была востребована. Тогда Янукович был премьер-министром, и сопротивление шло накатом с Западной Украины, и уже вот-вот должны были вводить внутренние войска. Но тут случилось то, что случилось. Президент распустил парламент, боясь появления конституционного большинства, состоялись досрочные выборы, и тогда «Народная самооборона» была настроена идти на них самостоятельно и, я думаю на сто процентов, что мы бы три процента взяли. Но президент имел влияние на Юрия Луценко и на Давида Жванию и он убедил, что нужно идти вместе с блоком НУНС, в политическом проекте «Наша Украина — Народная самооборона».

И я еще на что хочу обратить внимание. Почему мы сегодня виним Луценко или Жванию? Я виню только бывшего президента Украины, потому что он каждую кандидатуру утверждал лично, весь предвыборный список. То есть туда не могла муха пролететь без его благословения, он сформировал первую пятерку. Но там были собраны вместе девять партий, и карликовые, и диванные, и большие, и маленькие, но собрали всех вместе, мол, идем все демократическим блоком, и мы наберем больше. Хотя большинство «самооборонцев» были противниками этого, но тогда президент еще имел силу, вес и хоть какой-то небольшой авторитет. Я считаю, что в произошедшем его вина.

Что такое сегодня «Наша Украина — Народная самооборона»? Это никем не управляемый сброд, там каждый себе начальник, что хочет, то и делает. Сейчас было бы логично руководству фракции во главе с Мартыненко собрать весь этот сброд, иначе я это назвать уже не могу, и сказать: «Ребята, вот каждому лист бумаги, и давайте напишите, кто остается, а кто хочет уходить». И тогда бы было четко и ясно, кто остается и с кем группироваться.

Все демарши исходили из кабинета Виктора Ющенко. Когда он собирал фракцию, то читал какие-то маразматические морали, говорил всем, что вы здесь никто, «я вас всех на помойке нашел»... Ну, и часть депутатов, и я в том числе, встали и больше туда не ходили. Потом пришел Балога, начал раскалывать фракцию, создавать «Единый центр». Неужели президент этого не видел? Люди не голосовали ни за какой «Единый центр», люди голосовали за «Нашу Украину — Народную самооборону». То есть это просто логическое завершение того, с чего начал президент Украины Ющенко.

— Что будет с «Народной самообороной» дальше?

— Я не вижу дальнейшего развития проекта «Народная самооборона» без «инвентаризации» депутатской группы. Нужно сделать так, как сделала Тимошенко, - кто куда хочет, тот туда и идет. Остались там сто тридцать депутатов, вот она знает, что есть сто тридцать. Так и тут нужно.

— Если вы сделаете «инвентаризацию», поймете, что в «Народной самообороне» осталось, условно говоря, пять человек. Что дальше? Может, нужно вливаться в ряды БЮТ?

— Я не думаю, что после этого скандала Юлия Владимировна будет брать всех. Я думаю, она возьмет того, кого посчитает нужным. И даже не возьмет, а предложит.

— А кому? Юрию Витальевичу?

— Я не знаю. Он не народный депутат. Я имею в виду депутатов, и я не могу за нее и за ее партию расписываться. Если симпатии Тимошенко и ее партии к определенным депутатам будут, то я думаю, что такие предложения после этого скандала последуют. Но кому?..

Нужно не допустить перехода в коалицию остатков «Нашей Украины — Народной самообороны». Блоку Тимошенко сейчас нужно объединяться ради одного — не допустить образования большинства в триста голосов в парламенте. Это главная задача. А есть люди, которые к коалиции не присоединятся, хоть их стреляйте.

— Вы исключаете вариант с присоединением остатков «Народной самообороны» к «Батькивщине»?

— Я думаю, об этом не было и не могло быть речи. Я не знаю, на каком уровне сегодня поддерживаются отношения Юлии Владимировны с Юрием Витальевичем, я этим не интересуюсь.

— По-видимому, тридцать первого октября состоятся выборы в местные советы. «Народная самооборона» может их пропустить?

— Вы знаете, если спортсмен не участвует хотя бы в городских олимпиадах, он дисквалифицируется, и на следующий год его уже нет. Значит, «Самооборона» будет участвовать в выборах. Но как, с кем и в каком проекте, в каком качестве?.. Во-первых, мы посмотрим, какой примут закон, будут ли принимать участие блоки. Потому что сегодня они же хотят «выбить» блоки. Потом, если блоки не смогут принимать участия в выборах, это будет для нас очень проблематично, мы одни ничего в таком виде не наберем. Если нам идти, то нужно с кем-то блокироваться.

— Например, с БЮТ?

— Это нереально еще и потому, что зависит не от «Народной самообороны», это зависит от «Батькивщины». И видя сложившуюся в «Народной самообороне» ситуацию, я думаю, что и сама «Батькивщина» будет придирчиво к этому относиться. Возможно, кого-то пригласят, но чтобы всех скопом взяли в объятия, сказали: «Ребята, вы осиротели, и мы вас берем…» - я это исключаю.

— То есть никакая подготовка к выборам пока не ведется?

— Ничего не ведется. А кто там может это провести? Дело в том, что нужно начинать, нужно собирать съезд и менять руководство. А вы хотите, чтобы мы уже пришли в себя буквально за один-два дня и развернули штабы?..

— В целом, почему, на ваш взгляд, «акционер» Жвания победил «акционера» Луценко?

— Не Жвания победил. Давид Жвания один победить не мог бы, я думаю, что победили деньги правящей коалиции. Жвания своих не давал и не мог дать.

— Почему тогда Юлия Владимировна не оказала поддержку Луценко?

— Юрий Луценко должен был покупать своих же депутатов?! О чем вы говорите?! Сказать: «Ребята, я вам буду платить деньги, только никуда не уходите?» Так зачем тогда такие депутаты нужны? Чтобы они только сидели и ждали, когда закончится месяц, чтобы получить деньги?

— Почему оппозиция в целом и оппозиционное правительство, членом которого вы являетесь, выглядят довольно беспомощно? Почему Тимошенко как оппозиционер не оправдывает возлагавшихся на нее надежд?

— Вы говорите то, что подбрасывает правящая коалиция. Я думаю, что сегодня журналисты должны придирчиво смотреть, что делает правящая коалиция. А сегодня все ринулись смотреть, что делает оппозиция.

— Сейчас мы вас спрашиваем именно об оппозиции.

— Когда мы приходим на заседание оппозиционного правительства, то на нем присутствуют примерно триста журналистов, двадцать или тридцать камер, но когда я вечером смотрю новости, нигде ни слова! Нигде ни одного слова нет, что было заседание оппозиционного правительства, хотя говорятся нормальные, правильные вещи.

Это вопрос не ко мне, это вопрос к вашим коллегам, которые не доносят до людей то, о чем говорят сегодня оппозиционеры. Например, обидели сегодня «5-й канал», ТВі, так теперь их любо-дорого смотреть, потому что они увидели, что беда, что кроме оппозиции их некому защитить сегодня в государстве. Поэтому сегодня делаются такие дела, о которых правильно говорит Тимошенко, правильно говорит оппозиционное правительство, но пока не воспринимает народ. То есть некая часть людей пока думают: зачем Тимошенко спешит, может, еще месяц подождем, и действительно случится то, что обещал Янукович: и пенсии увеличатся, и выплаты по рождению ребенка, и бесплатные квартиры, и манна небесная, и налоговые каникулы. Пока кредит ожидания не закончился. Это наивность наших людей, ожидание чуда, которого не будет.

— Разве во всем виновата только пресса? Вы считаете, что оппозиция сама по себе работает на сто процентов?

— На оппозиционном правительстве поднимаются действительно глобальные вопросы, подключаются эксперты, специалисты, приглашаются лидеры органов местного самоуправления, мэры городов, общественные организации и т.д.. Единственное, что это не доходит до граждан.

Выступала Тимошенко, разбомбила в пух и прах все законодательные акты, принятые Кабинетом Министров. Думаю, вот сенсация! Вечером включаю телевизор — тишина, покой, ни один канал этого не показал.

<и>
«Им наплевать на преступность, на банды, на преступления в РОВД, «главное — не допустить митингов и демонстраций»

— Связано ли, на ваш взгляд, учащение случаев насилия милиции над гражданами с приходом в МВД Анатолия Могилева, или это обычное совпадение?

— Не может это быть совпадением.

— Тогда объясните связь прихода Могилева с действиями рядового следователя в РОВД.

— Какая связь? Что такое министр внутренних дел? Конечно, он не может контролировать полумиллионное войско. Это все прекрасно понимают. Но министр внутренних дел должен набрать команду. То есть он должен набрать команду из заместителей министра, руководителей департаментов, управлений и служб, начальников областных управлений внутренних дел, которые должны четко выполнять его указания. Поэтому встает вопрос: либо у министра нет стратегии и тактики, либо у него нет подчиненных, которые должны их реализовывать.

— А у Могилева нет стратегии или нет подчиненных?

— У него и то и другое. Он сам туда попал случайно. То есть его уровень - начальник милиции Макеевки, из которой он был уволен. Имея хорошие отношения с господином Джарты, он восстановился, но он никогда не был даже начальником областного управления. Но если уж он туда попал, ему нужно было набрать сильную команду. Ему команду никто набрать не дал, его людей фактически в министерстве нет. Заместитель по уголовной милиции - это просто чудо, его уровень - старший оперуполномоченный какого-то сельского райотдела, не больше… Такие же и другие заместители министра, такие же руководители департаментов, руководители управлений и прочие...

И все об этом знают. И Могилев этих начальников не назначал, ему сказали, что придет такой-то, оформишь…

— И как, по вашему мнению, все это приводит в итоге к таким трагедиям, как с Игорем Индыло?

— Посмотрите сегодня выступления Могилева, они не связаны с тем, что ежедневно нужно раскрывать нападения на банки, на автозаправочные станции, на пункты обмена валюты, у него в голове единственное — не дудеть в дудки, не бить в барабаны. У него какая-то фобия, что ночью к нему могут ворваться в спальню и бить в барабаны и гудеть в дудки. Вот все у него сжалось до этого, потому что, наверное, с него за это больше всего спрашивают. То есть этот вооруженный отряд Партии регионов стал неуправляемым и сегодня несет угрозу обществу. Поэтому пошли такие указания, что главная задача - это недопущение митингов, что нужно, чтобы автобусы не доехали до Киева, чтобы никто не стоял у Администрации Президента…

— Приведут ли к позитивным сдвигам акции движения «Против милицейского своеволия»?

— Дана команда начальникам областных управлений пригласить ректоров вузов (потому что эти молодые люди – участники акций - где-то учатся), предупредить их, что для них это может кончиться плохо. Кто-то испугается, один, другой, третий, и вы видите, что уже проводятся масштабные зачистки в Украине, что уже пол-Украины не выходит на эти акции.

— То есть это движение «задавят» в самом начале?

— Если кто-то выходит и кричит, и будут выходить, будут кричать, тогда власти ничего не останется, как услышать. Но если она задушит все это в зародыше, что она прекрасно делает… Ну, сказали там, убили, и будут убивать, потому что сегодня те, кто умел работать и работал, ушли из милиции. Им наплевать на преступность, на банды, на преступления в РОВД, «главное — не допустить митингов и демонстраций» и т.д.

Могилев должен нести за действия милиции политическую ответственность. Конечно, парламент его не снимет, но он должен посмотреть, что наступает критическая черта, а он не справляется, и сделать политическое заявление: «Извините, я сел не в свой поезд, не в свой вагон, и не на свое место, я выхожу».

Но он этого не делает, и он заявил: «А что я могу сделать, я не Копперфильд». Да, извини, дорогой мой, во всех цивилизованных странах руководитель полиции или милиции несет политическую ответственность, он идет в отставку, если назревает общественный скандал. А сейчас уже скандал - наша милиция не справляется со своими обязанностями, значит, начальник должен уйти в отставку, потому что это политическая фигура.

«В Крыму насыщенность порохом уже очень высокая»

— Во времена президентства Ющенко было много разговоров о сепаратизме и экстремизме в Крыму. Сейчас эти разговоры стихли. Проблему удалось ликвидировать или она просто замалчивается?

— Никто ничего не ликвидировал. Чего все боятся? Боятся света. Так и любая террористическая или экстремистская или воровская организация боится света. И ей лучше работать в темноте.

— А сейчас в Крыму темнота?

— А сейчас в Крыму темнота. Экстремистских организаций в Крыму уже набралась критическая масса, и она в любое время может сорвать ситуацию.

— Критической массы стало больше с приходом новой власти?

— Конечно.

— Почему?

—Во-первых, власть занята совсем другими проблемами. Власть сегодня занята не наведением порядка в своем доме, ее беспокоит нейтрализация оппозиции, разрушение ее бизнеса. Все остальное их мало волнует.

— Так Крым взорвется? И когда?

— В Крыму насыщенность порохом уже очень высокая, где-то спичка может чиркнуть не так, как нужно, и может от банального бытового случая произойти взрыв.

— Самый главный источник опасности - всевозможные исламистские организации?

— Да, их там уже собралось столько… «Хизб-ут-Тахрир» говорит, что мы не признаем границы Украины, мы не признаем государство Украина, мы будем путем джихада бороться за создание единого государства халифата, где будут жить только мусульмане. А где же будем жить мы? — я их спрашивал. А вы себе идите куда хотите с нашей земли, - говорят они. Ваххабити там сидят? Сидят. «Братья-мусульмане» сидят? Сидят.

Пусть девяносто процентов людей знают, что все это коммерческие проекты. Кто об этом еще не знает? Сегодня Европа это отребье выбросила, куда они переместились? В Украину. В Россию они не едут, потому что там есть закон об экстремизме, там все четко расписано.

— Но недопущение взрыва в Крыму вполне в интересах нынешней власти. Так почему она не решает эту проблему?

— Власть занимается другими проблемами. Сейчас туда пришел Джарты и его люди, он их повсюду расставил. Ко мне сейчас подходят местные «регионалы» и говорят, как они в свое время защищали идеалы ПР и как она их кинула, назначив «макеевских», а местных оставив за бортом.




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: mdash, сегодня, нужно, может, думаю, самооборонаraquo, потому, Луценко, Крыму, чтобы, laquoНародная, Жвания, этого, только, Тимошенко, тогда, laquoНародной, будет, когда, милиции


Оставить комментарий
  • Новости
  • Популярное
Календарь
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930