Авторизация
 

Галина Лавренчук, биофизик В ближайшие 15 лет выращивание поврежденных частей человеческого тела, надеюсь, станет обыденной реальностью

Будьте в курсе – подписывайтесь на наш Telegram-канал Моя Одесса

Галина Лавренчук, биофизик В ближайшие 15 лет выращивание поврежденных частей человеческого тела, надеюсь, станет обыденной реальностьюДля затравки – два факта. Подсчитано, что сегодня в мире ведется минимум 5000 клинических исследований применения стволовых клеток, которыми уже эффективно лечат сахарный диабет, ДЦП, аутизм, рассеянный склероз, ВИЧ-инфекцию и так далее.

Между тем проблема только остреет... В ближайшее время, как минимум, трем из семи жителей нашей планеты к 70-летнему возрасту понадобится трансплантация стволовых клеток.

 

Вот почему глобальный вызов человечество пытается решить индустриально. Еще в декабре 2019 г. прошло сообщение, мол, когда именно канадские ученые – биофизик Джейм Тилл (James Till) и клеточный биолог Эрнест Маккаллох (Ernest McCulloch) – в 1961 г. открыли трансплантационные стволовые клетки, которые могут перерасти. человека, то Стране кленового письма сам Господь велел повысить ставки…

 

● Когда в свободную продажу поступят части человеческого тела?
● Найдена панатея? Кто знает, выжил один, но умерли семеро.
● Главное, выбрать подходящую стратегию поведения врача.
● Полмиллиона гривен – и молодость у вас в кармане.
● Где брать стволовые клетки – это наше украинское know-how
● Некоторые стволовые клетки могут бурно разрастаться в злокачественные новообразования.
● Экзосомы – почему сегодня ими увлеченно интересуется весь научный мир.

 

* * *

Приветствую вас: Канадский Центр разработки и внедрения регенеративной медицины (CCRM) и американская многоотраслевая корпорация "General Electric Co." создали в Торонто, провинция Онтарио, лабораторию, чтобы тщательно уточнить технологические процессы, необходимые для полноценного функционирования автоматизированной фабрики по массовому изготовлению питательных сред и самих строительных материалов для разных человеческих клеток. Итак, представляете: в мире строится завод по промышленному производству стволовых клеток!

 

Как обстоят дела в этом отношении в Украине?

Об огромном значении стволовых клеток и первых достижениях отечественной науки пообщаемся с биотехнологом, доктором биологических наук, профессором, заведующей лабораторией клеточной радиобиологии Института экспериментальной радиологии ГУ "Национальный научный центр радиационной медицины НАМН Украины" Галиной Лавренчук.

ЗА ПЯТЬ ДНЕЙ БОЛЬНЫЙ COVID-19 В ТЯЖЕЛОЙ ФОРМЕ – У НАС САМОСТОЯТЕЛЬНО ВИГУЛИВАЛ СОБАКУ

 

– Начнем с полузакрытой темы. Галина Иосифовна, мне известно, что в Украине накоплен определенный опыт лечения COVID-19 стволовыми клетками (СК). Когда начались ваши эксперименты и каковы первые итоги этих исследований?

- Честно говоря, лечение больных COVID-19 стволовыми клетками экспериментами называть нельзя, потому что на людях мы не экспериментируем, а стараемся лечить (и не только от COVID-19). Заинтересовалась этим методом лечения я не так давно: может, год прошел, как вспыхнула пандемия, и стало ясно, что это надолго. К теме нас склонила информация из Китая, мол, местные ученые получили результаты возможности лечения коронавируса СК. Поскольку я давно (приблизительно десять лет) работаю со стволовыми клетками и консультирую специалистов в разных медицинских центрах и биотехнологических лабораториях: не только исследую, но и выращиваю СК из разных тканей и готовлю нужные клеточные препараты – к актуальной теме присмотрелась внимательнее.

 

– Что стало конкретным толчком к более активным действиям?

- Сама жизнь. Буквально через неделю, как мелькнула идея, к нам обратилась одна семья. Более того, это были хорошие знакомые, а там мужчина, глава семьи, заболел коронавирусом в тяжелой форме. Зная, что я работаю с СК, жена попросила – во-первых, о методике предоставить полную информацию, а во-вторых – помочь.

 

– Рискованная складывалась ситуация.

- Это правда... Поскольку информацией я владела, на теме – зналась, был изготовлен специальный препарат из стволовых клеток – и медсестра, обученная манипуляциям из СК, соблюдая все правила индивидуальной защиты от COVID-19, сделала больному внутривенную инъекцию.

 

– И?

– Пациент был тяжелым. Неделя держалась температура при 39°. Без посторонней помощи последние дни мужчина не мог встать. Ужасный кашель буквально разрывал легкие, к тому же – истощал боль в груди. На следующий день после введения СК температура упала до 37°. Пациент наконец сладко заснул, а проснулся – другим человеком.

 

- То есть изменения вы увидели за один день ?

– За одну ночь. С тех пор температура не повышалась, через два человека сам поднимался, а через пять дней самостоятельно выгуливал собаку... Что самое удивительное, в больнице она так и не побывала, потому что вылечилась дома.

 

- Ладно, спишем это на удивление... А другие случаи?

– Обо всем не буду рассказывать, но один запечатлелся в память. Нашему руководителю позвонили из Харькова, сообщив: COVID-19 тяжело заболели его хорошие знакомые. Тогда ночью я срочно приготовила для внутривенного введения клеточный препарат, и с медсестрой директор двинулся в Харьков.

 

- Понимаю нравственную сторону ситуации: в другом месте умирают твои друзья...

– Больной уже оказался в госпитале. Собственно, в подобном состоянии в переполненной палате беспомощно лежало восемь пациентов, лечившихся по единому протоколу.

 

– Значит, действовать пришлось молниеносно?

- И – на собственный страх и риск, но риск того времени был сознательный. Только этому больному ввели СК. Через неделю он выписался из ковидного отделения.

 

– Какой это имел эффект?

– В палате осталось семь пациентов в тяжелом состоянии. А на прошлой неделе я сама заболела COVID. На себе ощутила действие вируса: болело все даже кожа, хотя температура держалась 34,6°. Ни лежать, ни сидеть, ни ходить. Экспресс-тест не нашел присутствия вируса в организме. Сатурация – 99%, давление 115/60 (а я – гипертоник), между тем самочувствие ухудшалось. Через два дня температура подскочила до 38,8°. В МЦ решили ввести стволовые клетки. Буквально через час после инъекции я заснула, а через три часа проснулась, то почувствовала: что-то изменилось! Температура спала, боль начала утихать, и захотелось... овощного супа. До этого я почти ничего не ела, только пила чай с лимоном. Похудела на пять килограммов... За шесть дней у меня были обнаружены антитела к иммуноглобулинам М и G. В настоящее время восстанавливаюсь. Вот такая личная история о действии СК при наковальне.

- Не представляю даже, как вы, Галина Иосифовна, в экстремальной ситуации, четко определяли тип стволовых клеток, рассчитывали объем инъекции?

- тип СК почти всегда одинаков. Это – мезенхимальные стволовые клетки (популяция мультипотентных клеток. – О.Р. ), полученные из пуповинно-плацентарного комплекса после рождения ребенка. Ведь это наиболее молодые, активные и склонные к разделению стволовые клетки, наиболее благотворно влияющие на человеческий организм. Что касается объема, то здесь действует стандарт, напрямую связанный с тяжестью пациента.

 

– Один миллион СК на один килограмм массы тела?

- правильно. Вижу, Александр, вы подготовились.

 

НЕ СЛЕДУЕТ ПРЕОБРАЗОВАТЬ КОРОНАВИРУС НА ДИЯВОЛА ВСЕХ ВОЗМОЖНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

 

- Профессор Научного центра здравоохранения Техасского университета (University Оf Texas Health Science Center) в Тайлере Цзи Хуньлунь (Hong-Long Ji) с группой ИТ-консультантов еще в июне 2020 г. опубликовали доклад – “ Терапия стволовыми клетками при COVID-19 и других респираторных заболеваниях: мировые тенденции клинических испытаний. Было доказано: "Клеточная терапия является перспективной терапевтической стратегией для лечения рефрактерных и неуправляемых легочных заболеваний". С этой разведкой вы были знакомы?

- Именно с этой – нет. Но я перечитала огромное количество другой научной литературы по применению СК при лечении туберкулеза, различных типов пневмонии, многочисленных инфекционных заболеваний. Вообще вы не представляете весь спектр болезней, где могут применяться стволовые клетки. На сегодняшний день это более 200 видов заболеваний.

 

- Это так. Но мне кажется, что именно с этого доклада профессора Цзи Хуньлуня и началась раскрутка темы "коронавирус и СК". Если я ошибаюсь, исправьте - существовали ли более ранние исследования по теме?

– Да. Я сама читала протоколы лечения при хроническом обструктивном заболевании легких (ХОБЛе), при туберкулезе.

 

– А именно о применении клеточной терапии во время COVID-19?

- Нет... Понимаете, не следует превращать коронавирус в Дьявола всех возможных заболеваний. Да, это атипичная инфекционная болезнь, в ходе которой происходит существенное повреждение клеток человеческих легких. Механизм лечения ХОБЛа, легочной (артериальной) гипертензии и силикоза достаточно похож. Поэтому чего-нибудь слишком нового в лечении коронавируса я лично не вижу.

 

- В подтверждение вашего мнения... В специальной литературе сегодня утверждается, мол, безопасность и целесообразность введения стволовых клеток и внеклеточных везикул во время лечения COVID-19 доказали многочисленные испытания I/II фазы у пациентов с хроническим обструктивным заболеванием легких, острым респираторным дис синдромом, бронхолегочной дисплазией, идиопатическим легочным фиброзом и т.д. Какова ваша исследовательская картина, когда речь идет о пациентах, которых вы наблюдали?

– Что касается COVID-19, то группы, достаточной для основательных исследований, у меня лично еще не было. Если говорить о других, подобных заболеваниях, к нам попадают пациенты разной степени тяжести – и на первой, и на второй, и на терминальной. Возьму на себя смелость заявить: СК помогают на любом этапе заболевания. Главное – выбрать подходящую стратегию поведения врача. Ведь для разных пациентов требуется скорректированная терапия.

 

– Протоколы должны быть отличные, индивидуальные?

– О, точно – индивидуальные! Не разные, а именно индивидуальные. Из обследования, изучения результатов анализов следует, какие именно стволовые клетки, каким образом, в какой последовательности применять, не исключая медикаментозного лечения.

 

- Китайские специалисты настаивают, что в настоящее время произведены пять общих и проверенных протоколов лечения COVID-19 стволовыми клетками – все зависит от природы стволовых клеток: гемопоэтические, стромальные, нейрональные, спителиальные и т.д., а также от их дозировки и отсутствия противопоказаний для конкретного пациента . Ваше мнение?

– Мы именно об этом сейчас и говорили с вами.

- Насколько доступно лечение – такая клеточная терапия? Мне на глаза попала цифра, которую привел президент Канадского Центра разработки и внедрения регенеративной медицины Майкл Мэй (Michael May): "Столовая терапия клеток рака крови "CAR-T", предусматривающая регенерацию собственных клеток пациента, в США стоит $475 тыс."

– Очень сложная тема… Это может столько стоить. Честно говоря, получение СК – очень затратная и дорогостоящая медицинская технология. Нужна специальная питательная среда для роста СК. Следует иметь специально оборудованную стерильную лабораторию, высокотехнологичное оборудование. А еще добавьте способы проверки и контроля за полученными стволовыми клетками. Это очень дорого стоит.

 

- Можем привести какие-то цифры, чтобы стали понятны украинские реалии?

- Сегмент слишком широк – от самого простого до самого сложного случая. Наметилась вилка от 3,5 тыс. до 15 тыс. условных единиц; в гривнах – от 100 тыс. до полумиллиона. Здесь, скорее, речь идет не о деньгах, а о стоимости человеческой жизни.

 

– Что входит в эту сумму?

- Медицинский пятидневный курс – обследование, индивидуальное лечение, уход и консультации специалистов. Но мы не говорим об онкологических и сложных заболеваниях – там другая картина. Но в большинстве случаев лечение СК помогает.

 

ЗА КАЖДЫЕ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ПРОИСХОДИТ ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ ОПАСНЫХ МУТАЦИЙ

 

- Устроим для читателей коротенький ликбез. В человеческом организме – что есть источник стволовых клеток?

– Сам человек. Три сотых процента нашей массы составляют стволовые клетки. Есть ли они в любой ткани человеческого тела. Больше СК, конечно, в костном мозге и жировых тканях. Это наиболее интересные для исследователей места, откуда в основном и берутся стволовые клетки.

 

- Каждый цикл переноса клеток в тело пациента называется "пассажем". Говорят... С каких доз, Галина Иосифовна, начинается лечение?

- Пассаж – это пересадка клеток, когда их становится слишком много. Но их можно снять и для приготовления клеточного препарата, Александр. Когда из человеческой ткани мы получаем культуру клеток, это так называемая первичная культура. Здесь главное внимание, чтобы материал был генетически верным. Например, эмбриофетальные СК (неспециализированные клетки – О.Р. ) – они очень молодые, но... опасные. Ибо могут бурно разрастаться в том числе и в злокачественных новообразованиях. Поэтому материал следует тщательно отбирать и культивировать, чтобы он был генетически правильным.

 

- В чем заключается самая коварность проблемы?

– Да их куча. Скажем, из жировой ткани пожилого человека можно опрометчиво взять дегенеративные клетки. Ведь каждые двадцать лет человеческой жизни происходит восемь процентов опасных мутаций. И где гарантия того, что опрометчиво мы не введем пациенту дегенеративные СК, разрастаясь, задавят все остальные, ускорив процесс старения и биологического дряхления?

 

– Согласен. Самые ценные для нашего сердца вещи – всегда хрупкие и хрупкие.

- В человеческом организме есть всевозможные клетки – и стволовые, и не стволовые – соматические. Пока они в подходящей среде не выйдут на определенный потенциал разделения, их нельзя считать СК. Если в четвертый или пятый пассаж получена равномерная культура, которая за 22-24 часа удваивается, то можно говорить, что это, наконец, стволовые клетки. Но еще нужно проконтролировать их маркеры, которые есть только у стволовых клеток.

 

- Сколько времени нужно, чтобы, соблюдая все требования, приготовить индивидуальную инъекцию СК для конкретного пациента – от забора культуры до укола?

- Здесь все очень... индивидуально и зависит от массы факторов. У меня есть личные данные о СК, полученные из жировых тканей пациентов, больных гепатитом и циррозом печени: до первого пассажа может пройти месяц. А может, даже и полтора. Все зависит от того, как растет полученная культура, ведь каждые десять дней мы можем готовить новый препарат... Еще раз подчеркиваю, это сложная медицинская технология.

 

- Через первые полгода – может быть, чуть больше, – начальные 30 клеток производят миллионы эмбриональных стволовых клеток. Какие за это время ощущаются изменения?

– Стоп! Нам следует определиться с понятиями: эмбриональные стволовые клетки – это совсем другая история. Все это время мы с вами говорили об алогенных (из пуповины) и автологических СК, когда используются собственные клетки пациента. Опять же – из личного опыта мне известно, что эффект от введения клеток начинает ощущаться в конце второй недели.

 

– Из личного опыта?

– Да. Поскольку я – исследователь, иногда – на себе исследую и веду эксперименты... Я внимательно слежу за изменениями состояния своего тела: о, начал уменьшаться боль в ногах. Ведь у меня у самой сахарный диабет, поэтому есть возможность наблюдать целый букет заболеваний. Так вот... Эффект начинаешь ощущать через две недели. Изменения сосудистые, сердечно-сосудистые, далее – суставы, зрение. По сути, все человеческие системы. Там, где была проблема, там, в первую очередь, ощущается эффект применения СК.

- Ставить эксперименты на себе – это образец мужества и самоотверженности по избранному делу. Но... Скажите, кто был первым пациентом, которому сделали подготовленную вами инъекцию?

– Честно говоря, не скажу. Ведь долго я работала исключительно в лаборатории и с клиентами контактов почти не имела: каждый должен заниматься собственным делом. Между тем со мной лечащие врачи постоянно согласовывают технику и технологию введения стволовых клеток конкретным пациентам: возраст, тип заболевания, отягчающие обстоятельства, противопоказания и так далее. На самом деле в течение последних двух лет, с 11 ноября 2019 года, у меня опосредованно четыре-шесть пациентов в день на приготовление клеточного препарата.

 

– Вы так точно запомнили дату?

- Да, это был первый день, когда я начала консультировать в киевском Медицинском центре Институт семейной медицины плюс.

 

БОЛЬШИНСТВО НАШИХ УВАЖАЮЩИХ И ЗНАНИХ ПАЦИЕНТОВ ТЕПЕРЬ УКОРАЯТ СЕБЕ, ЧТО ЛЕГКОВОЖНО СДАВАЛИ АНАЛИЗЫ РАЗ НА... ПЯТЬ ЛЕТ

 

- Не менее животрепещущая тема... По оценкам Ассоциации производителей инновационных лекарств и Киевской школы экономики, общее количество больных сахарным диабетом (СД) в Украине – 3,5 млн человек. Чем здесь могут помочь стволовые клетки?

– Вы на меня сейчас смотрите.

 

– ?!

- Я – диабетик с двадцатилетним стажем. Благодаря стволовым клеткам я отказалась от инсулина и нахожусь на минимальной медикаментозной терапии. Даже бросила ежедневно следить за уровнем сахара в крови, хотя буквально пару дней назад взяла глюкометр, решила измерить. У меня показатель 6,7.

 

– При какой норме?

– 5,7 ммоль/литр. То есть двадцать лет у меня были четкие симптомы СД второго типа: чрезмерная жажда, сухость во рту, недостаток энергии, усталость, медленное заживление ран, затуманенное зрение и прочее. Шла речь, не поверите, о полной инвалидизации.

 

– Сколько раз вам пришлось вводить СК?

– Может, пять. СК не просто вернули мне здоровье, а изменили качество жизни. Не случайно, к нам едет столько людей из-за границы.

 

– Как это процедурно выглядит? Насколько длинная очередь из числа желающих?

– Пациентов мы принимаем с дорогой душой. Стволовых клеток на всех хватит.

 

- Я читал вашу прошлогоднюю статью "Регенеративная модуляция углеводного обмена и инкреторной активности β-клеток поджелудочной железы". Там утверждается: "Лечение сахарного диабета 2-го типа мезенхимальными стволовыми клетками позволяет не только повысить эффективность лечения традиционными средствами и методиками, но иногда полностью от них отказаться".

- По правде говоря, пациентов, полностью отказавшихся от медикаментозного лечения, мало. Потому что к нам обращаются как в последнюю инстанцию, когда все перепробовано, и болезнь очень запущена. Более того, современный сахарный диабет, как правило, сопровождается целым букетом других заболеваний... Вот почему приходится неоднократно повторять и повторять пятидневные циклы лечения.

 

– Действительно, на ранних стадии болезнь легче победить.

- Вместе с тем, СД настолько коварен, что первые несколько лет человек совсем не обращает внимания на то, как накапливаются опасные изменения в организме. Вот и приходится иметь дело с хроническими случаями. Учтите, за последние две декады сахарный диабет значительно помолодел. Ранее считалось, что это заболевание людей старшего возраста, так сказать, группа 50+. Недавно у нас на приеме побывала девушка, которой 25 лет, за ней наведался юноша, которому 30.

 

- Когда следует бить тревогу, чтобы вовремя диагностировать СД?

– Отвечу вопросом: вот вы, Александр, как часто делаете анализ крови на сахар?

 

– Ну, может, раз в год. Жена у меня строгая...

- А большинство наших уважаемых и известных пациентов теперь упрекают себя в том, что легкомысленно сдавали анализы раз в... пять лет. Современному человеку следует регулярно контролировать состояние собственного здоровья.

– Между тем, ситуация становится катастрофической. Каждые семь секунд в мире от СД умирает один человек. В своих исследованиях вы получили ответ на вопрос: как работают стволовые клетки при сахарном диабете?

– Да. Но получила я ответ даже не на вопрос "Как работают стволовые клетки при сахарном диабете?", а на вопрос "Как вообще работают стволовые клетки?" Механизм почти тот же... СК – молодая, энергичная клетка, способная многократно умножиться и выполнить колоссальный объем регенерационной работы. Попадая в больную среду, помогая друг другу, как сестры, стволовые клетки начинают выделять продукты своего метаболизма (обмена веществ) – экзосомы (наноразмерные везикулы, содержащие информацию при составе собственной цитоплазмы – О.Р. ). Вот где новая тема, которой сегодня увлеченно интересуется весь научный мир.

 

– Как запускается процесс ревитализации (омоложения)?

- Сначала стволовые клетки информируют больные клетки о своем появлении, а затем почитают их «учить», чтобы у них появилось то, чего именно больным клеткам не хватает. Это похоже на то, что СК учат старые клетки снова быть молодыми, точнее, моложе. Когда в клетке ухудшается функция – например, за инсулин отвечают β-клетки поджелудочной железы, а они у пациента сработались или испытали токсическое воздействие – то введенные стволовые клетки возвращают их в первоначальное функциональное состояние. Пусть не один раз, пусть несколько введений. Чтобы клетка выздоровела, нужно время. Быстро только киски рождаются.

 

“ ВОТ ВЫ РАССКАЗЫВАЕТЕ, ЧТО ПАЦИЕНТУ ВВОДИТ И ТАКИЕ СТОЛБУРОВЫЕ КЛЕТКИ, И ТАКИЕ, И ТАКИЕ... А ГДЕ ВЫ, УВАЖАЕМЫЙ ГОМЕР ПРОФЕССОРЕ, ИХ БЕРЕТЕ?”

 

- Следующая распространенная проблема – эректильная дисфункция (ЭД), которая считается массовым сексологическим нарушением у мужчин. По данным Исследования старения мужчин в Массачусетсе (Massachusetts Male Aging Study), ЭД беспокоит более половины пациентов старше 40 лет. Эту тему вы также исследовали...

– Конечно. Ведь наш руководитель – известный специалист, известный андролог. Более того, пандемия COVID-19 выявила целый ряд новых проблем. Многие мужчины, переболевшие коронавирусом, выздоровев, испытывают проблемы, связанные с эректильной дисфункцией. Срочно наш МЦ разработал специальную технику введения разных СК, начиная с нейрональных стволовых клеток, считая стромальные СК, заканчивая фибробластами, с разных сторон влияющими на восстановление эректильной функции.

 

- Проинформирую читателя: в 2019-2021 годах в клинике "МЦ "Институт семейной медицины плюс" вы наблюдали 19 мужчин из ЭД смешанного генеза и 14 - с нормальной эрекцией. Что нового для мировой науки выяснили украинские исследования?

- Свершившийся факт – при эректильной дисфункции из-за лечения стволовыми клетками можно влиять на восстановление сексологических нарушений у мужчин. Медикаментозные протоколы лечения в мире существовали и до нас, а вот в СК в зарубежных изданиях я сообщений практически не встречала.

 

– Между тем проблема достаточно сложная и основательная.

– Да. Не случайно по этой теме мы научную статью написали и напечатали. На недавней Международной конференции в Киеве наш доклад по андрологии читался.

 

– Это оказалось вашим ноу-хау?

- На Международной конференции в Киеве 24 августа 2021 года я присутствовала лично. Все было до боли знакомым... На двадцатом докладчики присутствующие специалисты настолько устали от традиционных сообщений из области фармакопийной медицины, что услышанное почти не воспринимали. Когда на трибуне появился наш докладчик и начал свою презентацию, зал вдруг очнулся.

 

- Возникли вопросы к украинскому докладчику?

- Первым прозвучало следующее: - Вот вы рассказываете, что пациенту вводите и такие стволовые клетки, и такие, и такие... А где вы, уважаемый господин докладчик, их берете? Ярослав Олегович (директор "МЦ "Институт семейной медицины плюс" Я.А. Мирошников. - А.Р. ) мгновенно среагировал и креативно ответил: - "А это наше украинское know-how".

 

- Вернемся к вашим исследованиям ЭД, которые длились два года. Пять дней ваши пациенты получали комплексную терапию кавернозных структур с использованием клеточных препаратов. Какие были результаты?

– исследовались две группы. Те пациенты, которые проживают в Украине, на диспансеризацию приходили каждый месяц. Поэтому мы могли регулярно контролировать течение лечения, начиная с анализов, заканчивая личным собеседованием с лечащим специалистом. Что касается зарубежных пациентов, то их большинство прибывает к нам не столько на лечение, сколько на квалифицированную консультацию.

 

– Откуда они?

- В основном – арабские страны, но уже есть несколько пациентов из европейских стран: Великобритания, Франция, Польша, Болгария.

 

- При лечении ЭД также действует формула расчета дозы инъекции стволовых клеток: один млн на один килограмм веса пациента?

- Здесь несколько иной подход, потому что решается проблема эректильной дисфункции. Даже при хорошем к вам, Александр, отношение – детали я не имею права разглашать: коммерческая тайна есть коммерческая тайна. Как биотехнолог скажу, наш подход более эффективен, потому что дозирован. В течение пятидневного курса лечения он оказывает влияние на все проблемные органы человеческого тела.

 

– Тогда можно ли говорить, что в Киеве лечат не одну дисфункцию организма, а осуществляют общую терапию всего человеческого тела?

- Именно так. Ведь известно, что стволовые клетки берутся из определенной части человеческого организма. Но в течение короткого промежутка времени, попав внутривенно, они могут превращаться в разные, другие, потому что попадают буквально во все органы и регенерируют. Правда, за исключением клеток крови и сперматозоидов, остальные клетки СК восстанавливают.

- Что делать с клетками крови и сперматозоидами?

– Мы и в этой дилемме нашли выход. Даже научились – в случае необходимости – получать сперматозоиды.

 

– Неужели выращивать сперматозоиды?! Да это же Нобелевская премия!

– Скажем так: доводить их до терминальной стадии. То есть проведенные эксперименты показали, что мы способны выращивать сперматозоиды при определенных условиях культивирования. Учитывая, что это длительная и дорогостоящая процедура, желающих немного. Однако есть уже один пациент, который согласился ждать, пока именно для него из биопсионного материала мы вырастим не сперматозоиды, а ткань, которая при попадании в свое естественное состояние будет образовывать сперматозоиды.

– Очень интересно. Будем следить за этой темой.

– Хорошо.

 

ЕСТЬ ПРЕКРАСНЫЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЛАБОРАТОРИИ ПО КАК В ОДЕССЕ, ТАК И В ХАРЬКОВЕ, УЖГОРОДЕ И ТЕРНОПОЛЕ, КОТОРЫЕ ПРАКТИЧЕСКИ ПРИМЕНЯЮТ СК ПРИ ЛЕЧЕНИИ РАЗЛИЧНЫХ

 

– Подступимся к более общим вопросам. Галина Иосифовна, когда возникнет национальная школа клеточной терапии?

– А она у нас есть и бурно развивается. С 2003 года существует Институт клеточной терапии (ИКТ). В 2008 г. в Украине прошли первые клинические испытания стволовых клеток. Через два года столичный Институт клеточной терапии был принят в члены Международной ассоциации клеточной терапии (ISCT). В 2012 г. Министерство здравоохранения Украины официально разрешило для клинического применения разработанные и изготовленные ИКТ препараты стволовых клеток. Наконец, в 2020 г. Криобанк Института клеточной терапии стал членом авторитетной международной ассоциации аккредитованных банков пуповинной крови – Cord Blood Association.

 

– Но научный потенциал, похоже, сосредоточен исключительно в столице...

– Это не так. Есть прекрасные научно-исследовательские лаборатории по СК как в Одессе, Тернополе, Ужгороде, Львове, Харькове, так и в других городах Украины. И речь не только об экспериментальном изучении различных типов стволовых клеток, но и о практическом застывании СК при лечении различных заболеваний.

 

– В горизонте 15 лет – каким вы видите будущее отечественной клеточной терапии?

– Я очень люблю научную фантастику. Но больше меня всегда поражали произведения, где в странных камерах восстанавливались поврежденные части человеческого тела: ну, там отрастали ноги-руки и прочее. В ближайшие полторы годовые декады это, надеюсь, станет обыденной реальностью.

 

- Может, следует в Украине открывать специальные факультеты при медицинских университетах?

- А в Тернополе уже отрыто – правда, пока спецкурс. Подождите немного, не все так быстро у нас в Украине происходит.

 

- Так что вскоре Тернополь может стать столицей украинской клеточной терапии?

- Очень на это надеюсь... Ведь это, в основном, мои ученики.

 

- Галина Иосифовна, спасибо за очень насыщенный разговор.

– Взаим, Александр.

 

* * *

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Индустрия применения новейших медицинских технологий в мире стремительно разрастается. Уже сегодня канадская компания "Stemcell Technologies Inc." производит более 1500 типов питательной среды для культивирования тканей, важных медицинских инструментов для сбора и выращивания стволовых клеток. Свою продукцию они продают в лаборатории и больнице более 70 стран мира.

 

Таким образом, биотехнологическая компания из Ванкувера является одним из ключевых игроков в растущей области регенеративной медицины. Можно сказать – тихим игроком вне занавеса в сфере, имеющей потенциал революционизировать здравоохранение, вылечив все – от рака до спинномозговых травм, считая COVID-19 и СПИД.

 

Несмотря на то, что сегодня существует немного соответствующих коммерческих продуктов, в большинстве своем – получение материалов и лечение стволовыми клетками самостоятельно ведется в больничных лабораториях, – мировой рынок восстановительных лекарств бурно развивается. По крайней мере, за последние четыре года (2017-2021) он вырос почти втрое, достигнув цифры в $49 млрд.

 

* * *

Вместо кода: Два риторических вопроса и одна сенсация

 

1). Вы еще думаете, в какие стартапы лучше вложить средства?

 

2). До сих пор удивляюсь, почему, так сказать, " украинский филиал " канадской компании "Stemcell Technologies Inc." находится в Москве, по адресу Фрунзенская набережная, 30, дом 5, офис 31, а не в Киеве?

 

3). По инсайдерской информации известно, что одна отечественная компания серьезно рассматривает тему строительства в Украине завода по сбору и выращиванию стволовых клеток. Вот-вот может открыться настоящий национальный Клондайк, если речь идет о медицине будущего. Держим кулачки.





Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: клеток, клетки, стволовые, стволовых, лечения, COVID, пациентов, клетками, клеточной, терапии, стволовыми, время, только, именно, пациента, Украине, может, медицины, более, сегодня


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
  • Новости
  • Популярное