Авторизация
 

Сейчас у нас остро стоит вопрос присоединения Украины к соглашению ВТО о госзакупках — Наталия Микольская

Сейчас у нас остро стоит вопрос присоединения Украины к соглашению ВТО о госзакупках — Наталия МикольскаяТорговый представитель Украины Наталия Микольская рассказала, как будут выстраиваться дальнейшие отношения Украины и мирового торгового клуба.
 
Украина является членом Всемирной торговой организации (ВТО) с мая 2008 года. С тех пор сменилось пять составов Кабинета Министров Украины, однако торговых представителей в истории нашей страны было всего двое: многолетнего чиновника, экономиста-кибернетика Валерия Пятницкого (он долгие годы курировал процесс переговоров с ВТО) в этом кресле в начале 2015 года сменила юрист Наталья Микольская. Впрочем, это назначение нисколько не изменило ее специализацию: она и ранее концентрировалась на вопросах международной торговли и права ВТО. Каким видит юрист свою роль в новом качестве топ-чиновника, как Киев будет бороться за новые рынки сбыта и как защищать свой, Микольская подробно рассказала проекту "Успешная страна".

Пару лет назад правительство Украины намеревалось пересмотреть условия, на которых Украина вступила в ВТО. Каков статус этой заявки сейчас?

Правила ВТО действительно допускают пересмотр условий вступления согласно ст. 28 Генерального соглашения по торговле и тарифам (ГАТТ). Однако мы попытались воспользоваться таким правом достаточно топорно. Стандартная практика пересмотра на английском называется handfull positions. Это означает 10 пальцев, т.е. коррекция десятка тарифных линий. Наша же заявка содержала 371 позицию. Вдобавок Украина подала ее в канун Рождества, когда многие чиновники на планете уходят на каникулы.

Тем самым наши действия пошли вразрез с двумя обычаями ВТО. Так делать нельзя. Ведь мировой торговый клуб — это прежде всего торговая дипломатия. Поэтому торговый представитель нашей страны летает в Женеву. Поймите, прежде чем начинается формальное обсуждение каких-то важных для Украины вопросов, нам нужно провести соответствующую работу с некоторыми членами, чтобы в случае если дискуссия пойдет не так, у нас была поддержка. Сейчас нас поддерживает очень много стран, но тогда заявка о пересмотре всех шокировала.

Украина совсем отказалась от идеи пересмотра?

Мы официально на Генсовете ВТО отказались от этой заявки. Но при этом зарезервировали за собой снова право на пересмотр в рамках трехлетнего периода 2015-2017 годов. Это циклы планирования в рамках организации, к продолжительности членства они не имеют отношения.

Вопрос в том, воспользуемся ли мы этим правом. У нас сейчас сложная экономическая ситуация. К тому же, когда мы вступали в ВТО, мы достаточно сильно снизили наши тарифы и по сельскохозяйственным, и по промышленным товарам. Изучаем, возможно, для некоторых позиций пересмотр — это то, что нам нужно.

А какова процедура? Мы можем просто взять и попросить разрешить повышение каких-то тарифов?

Если мы поднимаем вопрос поднятия ставок по некоторым тарифным позициям, нам нужно будет опустить ставки по другим. Это делается для того, чтобы сохранить на прежнем уровне средневзвешенную ставку пошлин.

Сейчас у нас остро стоит вопрос присоединения Украины к соглашению ВТО о госзакупках. Нам необходима поддержка стран, связанных с присоединением Украины к этому соглашению. Поэтому все время нужно думать, стоит ли кому-то наступать на ногу, ведь может быть ответная реакция. С другой стороны, некоторые вопросы стоят того, чтобы наступить на ногу. И даже потоптаться на ней.

То, что Украина — молодой член ВТО, как-то влияет на переговоры?

Нет, в ВТО не имеет значения, маленькая ли страна или новый член. Главное — экономический интерес, важность вопроса, настойчивость и постоянная работа.



Фокус на Казахстан и Беларусь

Недавно Генеральный совет утвердил вступление Казахстана в ВТО. Какие у нас были вопросы к Астане?

Почему были — они и есть. Для нас Казахстан важен со многих точек зрения. Это давний наш рынок для многих продуктов. Причем не только сырья, но и готовой продукции, в том числе промышленной. С учетом того, что они достаточно много денег вложили в свою машиностроительную отрасль и развитие внутреннего производства, нам с ними нужно искать пути нового взаимного сотрудничества.

Так двусторонний протокол о вступлении уже подписан…

Подписан. Но это не значит, что в рамках протокола решаются все проблемные вопросы. Мы сейчас работаем над тем, чтобы упразднить барьеры в торговле с Республикой Казахстан. Они собираются завершить процесс ратификации до министерской конференции в Найроби, которая запланирована на декабрь. То есть до конференции они должны закончить свои внутренние процедуры и подать документы на нотификацию в рамках ВТО. Вот я и говорю: коллеги, вы же не хотите, чтобы на министерской конференции, где у вас будут иннаугурационные встречи, мы начали поднимать те вопросы, которые у нас есть к вам?

Какие это вопросы?

Главное — это санитарные нормы на уровне Евразийского экономического союза и техническое регулирование. У нас с Казахстаном зона свободной торговли и нулевые пошлины. Поэтому нам нужно бороться за устранение ими нетарифных барьеров.

В частности, у нас есть вопросы по допуску нашей молочной и мясной продукции. Нам важно упразднить барьеры Евразийского экономического союза в отношении отдельных его членов, как минимум, для Казахстана. Мы уже для восьми предприятий открыли доступ, но есть еще предприятия, надо дорабатывать. Дальше на повестке дня — вопросы по вагонам.

Что радует: Казахстан взял на себя обязательства не применять дополнение 6 к договору о создании Содружества Независимых Государств. Оно предусматривает, что в случае заключения страной договора о зоне свободной торговли с другими странами Таможенный союз, при наличии определенных обстоятельств, может поднять ставки ввозных пошлин.

С кем еще из вступающих в ВТО мы тесно работаем в рамках рабочих групп?

Если опустить наименее развитые страны, то наиболее важны для нас Беларусь, Иран и Сербия. Мы вошли в рабочие группы этих стран по вступлению в ВТО.

Какие вопросы у нас к Беларуси?

У них есть ряд торговых ограничений для Украины. Как системных, так и ситуативных. Например, существует экологический сбор на автомобили. Периодически всплывают санитарные меры, которые они вводят против наших товаров. Плюс Минск периодически приостанавливает поставки из нашей страны. Нам не нравятся программы субсидированного импортозамещения и субсидирования экспорта: всем известно, что в рамках ВТО это запрещено. Для нас такие программы означают, что украинские товары менее конкурентны на белорусском рынке.

Кроме того, есть акты, которые принимаются на уровне Евразийского экономического союза, по которым у нас тоже есть вопросы. Эти проблемы, в принципе, можно прорабатывать и на двухстороннем уровне, но параллельно лучше закрепить их на уровне обязательств по вступлению Республики Беларусь в ВТО.

Заокеанские перспективы

Недавно мы завершили переговорный процесс по созданию зоны свободной торговли с Канадой. Чего компаниям ожидать от этого решения?

Текст мы сможем опубликовать, когда будет подписано соглашение. Мы сейчас готовим обзорный буклет по соглашению, чтобы бизнес понимал, какие условия предусмотрены. А потом сделаем детальное описание соглашения и условий для отдельных индустрий.

По каким важным товарным группам будет существенно упрощен доступ к канадскому рынку?

Например, по готовым продуктам питания — подсолнечному маслу, сокам, пастам, кондитерским изделиям. В этом случае пошлины для Украины снижаются с 15-20% до нуля. Может, мы и не завалим своей продукцией полки канадских магазинов, но эта североамериканская страна для нас очень привлекательна по двум причинам. Во-первых, в Канаде большая украинская диаспора. Во-вторых, собственные торговые марки (private labels) их сетей супермаркетов — это товары, сделанные на аутсорсинге.

Хорошими видятся перспективы по легпрому. В Канаде есть фирма Roots, которая одевает их олимпийскую команду, производит рюкзаки и другую подобную продукцию. Так, в магазинах duty-free продаются их носки с флагом Канады — на них написано "made in Ukraine". Это означает, что мы можем делать товары, которые будут продаваться под лейблом канадских производителей. Большая возможность для нашей индустрии моды.

Полагаю, что откроются и возможности для сложного машиностроения — производства специальных машин для бурения, сверления и тому подобному. Если хорошо поработать, то здесь прирост может быть достаточно большой.

Насколько мы открыли свой рынок взамен?

Соглашение будет асимметричным. Мы получили от них нули почти по всем позициям, а вот у нас очень много переходных периодов. В этом важную роль сыграла украинская диаспора. В Канаде 19 октября состоятся парламентские выборы, и не исключаю, что Оттава пошла на это ради голосов тамошних украинцев.

То есть решение было скорее политическим?

Асимметричность — наверное, это связано с той ситуацией, которая сложилась в Украине сейчас. Но канадцы отстаивали свои позиции, для них украинский рынок интересен прежде всего с точки зрения поставок сюда морепродуктов и мороженой мясной продукции. А нам морепродукты не страшны.

Каков будет макроэкономический эффект?

С точки зрения украинского ВВП эффект не будет большим, ведь у нас с Канадой в принципе товарооборот не такой большой. С другой стороны, украинским компаниям как воздух сейчас нужно открывать новые рынки. Если ценовая конъюнктура на одном рынке плохая, надо, чтобы у них была возможность быстро перепрофилироваться на другой рынок. Российский рынок закрылся, надо открывать другие рынки.

Есть еще одно соображение. Украина, с учетом наших соглашений о зоне свободной торговли с ЕС, может рассматриваться как площадка для перемещения производственных мощностей. Это наше конкурентное преимущество, на мой взгляд. Например, с точки зрения инвестиций американцы на это очень хорошо сейчас смотрят. Многие из них уже начинают рассматривать Украину как производственную площадку для поставок в ЕС, страны EFTA…

Скорее всего, не сейчас, пока война. Некоторые американцы даже от наших IT-услуг отказываются.

От них отказываются потому, что их легко заменить. Но есть очень много компаний, которые умеют работать в условиях сложных рынков. Также многие понимают, что конфликт локализирован на востоке, а центральное правительство контролирует всю остальную территорию. На бизнес-форуме в США мы увидели большой интерес к Западной Украине. Она привлекательна для заокеанских инвесторов с точки зрения близости к границам ЕС.

С кем еще мы можем создать зону свободной торговли?

Заявлено много проектов, но из таких, которые у нас сейчас на повестке дня, — Израиль и Турция. С этими странами переговоры уже были, сейчас мы их интенсифицируем. Отмечу, что Турция — сложный переговорный партнер, у нас много сфер с ними пересекаются (например, металлургия и сельское хозяйство).

Из больших стран это, пожалуй, все Нельзя вести переговоры по десятку ЗСТ одновременно.

По политическим соображениям? Или рук не хватает?

Это связано с тем, что сложно моделировать эффект для экспорта-импорта сразу по нескольким зонам свободной торговли. Ведь важно правильно оценить влияние открытия границ на внутренний рынок. Поэтому стараемся максимум четыре соглашения обсуждать, не больше.

Соединенные Штаты тоже снизили нам пошлины по каким-то позициям?

Вашингтон нам возобновил систему GSP (general system of preferences). Это значит, что наши товары (3,5 тыс. позиций) могут ввозиться в США по нулевым пошлинам. У них такая программа действует для многих стран. Недавно была возможность подать на нулевые пошлины еще по нескольким тарифным линиям, но их исключили.

А кто готовит списки, какие товары будем ввозить без уплаты пошлины?

Американцы сами составляют, по своим внутренним расчетам. Но мы можем подавать предложения. Вот изучили, с учетом нашей статистики, какие позиции нам интересны, поработали с их бизнес-ассоциациями. Сейчас мы подали еще одну заявку на три тарифных линии, которые почему-то американцы не включили в список.

Как правило, GSP галочку очень важно иметь американскому импортеру, а не украинскому экспортеру. Задача нашего экспортера, если он участвует в тендере — большими буквами написать для американской компании: "GSP! Мы — GSP, если у других вы будете платить пошлину, то у нас ноль!" Даже большие предприятия не всегда знают, что им это дает.

Дивины и сигареты

Украина что-то не очень активно пользуется таким инструментом ВТО, как торговые споры. Каков статус текущих споров?

Спор с Молдовой сейчас приостановлен. Напомню, что там действует экологический сбор. Мы считаем, что он дискриминационный, потому что применяется только к импорту. Кишинев говорит, что, мол, их производители тоже платят некую сумму в момент производства. Однако "в момент производства" — это одно, а с того, что мы ввозим, — другое. Мы ведь платим сразу на границе.

Молдавская сторона недовольна нашим сбором на дивины (молдавский бренди), они считают его дискриминационным. Мы предлагаем отменить свои ограничения, а от них просим снять сбор по ряду украинских товаров (например, упакованных в ПЕТ и пластиковые бутылки).

Бартер? А так можно?

Я не уверена, что вопрос будет решен на двустороннем уровне. Не факт, что наши уступки по дивинам автоматически приведут к тому, что они отменят экологический сбор. Они нам обещали уже не раз, но даже еще в первом чтении соответствующий закон не приняли.

О странном споре с Австралией по поводу упаковки сигарет можно уже окончательно забыть?

Спор приостановлен. После 12 месяцев спор автоматически становится закрытым. В процессе принятия этого решения мы провели встречи со всеми заинтересованными лицами, прежде всего с нашими производителями. Также опросили заинтересованные органы исполнительной власти, провели встречу с представителями общественности. В результате решили, что не будем продолжать этот спор.

Особенно с учетом того, что Украина не поставляет сигареты в Австралию…

Специфика процедуры урегулирования споров в рамках ВТО состоит в том, что страна может сейчас не экспортировать какой-то конкретный товар. Но при этом иметь системный интерес. Например, кто-то вводит ограничения по упаковке подсолнечного масла. Мы считаем, что это может иметь влияние на общую картину во всем мире. Например, такую инициативу подхватят другие страны. Если у тебя есть системный интерес и ты можешь его доказать, надо инициировать спор. Возможностей во Всемирной торговой организации очень много, надо учиться ими пользоваться.





Источник: Дело

Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: сейчас, Украины, вопросы, Украина, будет, очень, торговли, которые, рамках, чтобы, нужно, много, нашей, свободной, может, страны, рынок, уровне, стран, зрения


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
  • Новости
  • Популярное
Календарь
«    Октябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031