Авторизация
 
  • 15:22 – Жители Закарпатья считают, что языковой закон приведет к межэтническим конфликтам в регионе 
  • 15:02 – Кабмин возобновил программу выплат на детей физических лиц-предпринимателей 
  • 14:26 – В Киевской области полиция задержала известного фотографа за развращение несовершеннолетних 
  • 14:11 – Кабмин может ввести карантин на новогодние праздники 
  • 12:43 – Степанов допустил введение жесткого карантина в Украине 
  • 12:35 – Полиция расследует пересылку ртути в одесскую исполнительную службу 
  • 12:33 – В Житомире мужчина заказал убийство экс-партнера по бизнесу 
  • 11:40 – Алиев заявил о переходе под контроль Азербайджана еще одного района в Карабахе 

Русский фактор в программах кандидатов в президенты Украины

  • 14 дек, 16:30
post thumbnail
Олег Тягнибок
Сказать, что политическая программа О. Тягнибока и возглавляемой им ВО «Свободы» направлена против Русского мира, означает неоправданно мягко обозначить позицию этого политика. Она по своей сути и содержанию глубоко антирусская решительно по всем возможным направлениям. С другой стороны, может ли она быть другой у человека, который, по собственному признанию, еще в 3-м классе, идя из школы домой мимо обрыва с крапивой и сорняками, взял палку и принялся их сечь, представляя, «что это москали, враги Украины, против которых я воюю». А мама Тягнибока, наставляя его перед армией, сказала: «Приведешь в дом москалиху или жидовку или завербуют в КГБ – отрекусь от тебя»[1]. Такое вот материнское напутствие.

Несмотря на актуальность проблемы двуязычия на Украине и повышенное внимание со стороны Тягнибока к языковому вопросу, этой теме в программе уделено внимания значительно меньше, чем того можно было бы ожидать. Собственно предвыборная программа содержит только три тезиса в отношении языкового вопроса: «принятие Закона Украины «О защите украинского языка», обязательный экзамен по украинскому языку для всех госслужащих и защита национального информационного пространства Украины»[2]. Причем в самой программе суть предложенного закона не раскрыта, что частично исправлено на сайтах региональных представительств ВО «Свободы». Таким образом, этот закон должен обеспечить: создание Государственного комитета языковой политики (ответственного за защиту и распространение украинского языка), жесткое фиксирование доли украинского языка в медиа на уровне не меньшем, чем 78% от общих площадей (объемов), лишение лицензий тех медикомпаний, которые «унижают национальное достоинство украинцев, распространяют дезинформацию или осуществляют антиукраинскую пропаганду»[3].

Сам кандидат на пост президента, говоря о сфере использования украинского и других языков, настаивает на том, что «в нашем государстве должен быть один государственный язык – это стопроцентно. А на кухнях, на футболе, за пивом каждый может говорить на том языке, на котором хочет»[4]. То есть об образовании на родном для миллионов граждан Украины русском языке речь даже не идет.

Однако основной акцент в программе Тягнибока – это, конечно, масштабная подготовка к тотальному переписыванию истории, причем по всем направлениям. Центральным пунктом этого процесса провозглашена реабилитация ОУН-УПА (а также всех подразделений из украинских коллаборцианистов, которые воевали на стороне нацистской Германии) в целом и героизация ее лидеров в частности. В предвыборной программе сразу несколько пунктов отведено теме ОУН-УПА: признание ее воющей за независимость Украины стороной (с наделением ветеранов этого бандформирования социальными льготами ветеранов войны) и утверждение 14 октября (дня создания УПА) в качестве государственного праздника – Дня украинского оружия.

Также к программным тезисам относится и идея присвоения С. Бандере звания Герой Украины. Логика здесь обезоруживающая: «Бандера управлял ОУН, которая, как политическая структура, фактически и создала УПА и осуществляла политическое руководство УПА. Почему же Шухевич герой, а Бандера не герой?». Кстати о преемственности бандеровской идеологии и идеологии ВО «Свободы»: по словам лидера последней, «Бандера и УПА это не прошлое, это будущее украинской нации»[5]. Так что к власти на Украине идет человек, для которого слова Бандеры «Наша власть должна быть страшной» – не пустой звук, а некая программа будущего страны.

Тем более что главный враг Тягнибока на этом направлении – Россия и коммунисты: «Кремль заинтересован в том, чтобы Украина была разъединена. Это постоянная информационная война со стороны России мешает консолидации украинской нации»[6]. При такой постановке вопроса кандидат в президенты именно на Москву возлагает ответственность за начало Второй мировой войны и связывает весь ее ход с желанием воюющих сторон уничтожить Украину: «Эта война была, прежде всего, войной за Украину. Целью Гитлера и Сталина было физическое уничтожение украинской нации и борьба за мировое господство»[7].

В отличие от многих иных националистических проектов, ВО «Свобода» делает немало практических шагов по реализации своих идей в жизнь. Именно «Свобода» является организатором ежегодных «Маршей УПА» в Киеве, которые неизменно собирают не только ностальгирующих украинских националистов, но и откровенных фашистов вкупе с бонхедами[8]. Именно при поддержке свободовцев постоянно выходят книги, популяризирующие коллаборцианистов и их идеологию. 29 сентября 2009 года в Киеве состоялась презентация книги «Дивизия «Галичина» в вопросах и ответах»[9], а в начале октября была презентована книга «Антология. Украинский национализм»,[10] где представлены такие известные русофобы, как М. Михновский, автор идеи «интегрального национализма» Д. Донцов, Я. Стецько, С. Бандера и прочие «новые герои». Не забывают свободовцы и про монументальную деятельность – 23 августа 2009 года в селе Струсив Тернопольской области О. Тягнибок открыл памятник Бандере[11].

Внешнеполитический вектор потенциального главы Украинского государства можно описать следующей максимой: «Все что угодно, только бы без России». В программе записано, что под «мудрым» руководством Тягнибока Украина прекратит участие в надгосударственных евразийских проектах с центром в Москве (видимо, для этого политика нет разницы между «межгосударственными» и «надгосударственными» объединениями), займется демаркацией границ с Россией (естественно, с введением визового режима), заключит двухсторонние договоры с США и Великобританией (почему именно с Великобританией – неясно) о военной помощи в случае агрессии против Украины. В контексте последнего крайне интересно было бы узнать, как он собирается увязать подписание таких договоров с идеей восстановления ядерного статуса Украины (причем всего за 3 года[12], хотя утопичность подобного и за более длительный срок доказывалась неоднократно[13])? И как логичный финал подобной риторики – создание Балто-Черноморской геополитической оси, то есть декларирование приверженности старой доброй западной идеи «санитарной границы» вокруг России. Воспоминание об этой идее не удивительно вдвойне, если участь, что, по искреннему убеждению Тягнибока, «противостояние с Москвой носит цивилизационный характер. Разница между Украиной и Россией не только в политических строях, экономических основах. Между нашими народами глубинная ментальная противоположность»[14]. Вот, оказывается, как…

Выводы:

   1. Ярко выраженная антирусская политика Тягнибока не оставляет сомнений в основных направлениях его политики на таких направлениях, как ситуация с русским языком, вопросы исторической памяти, каноническое православие, украино-российские отношения. Актуальность националистического движения на Украине Тягнибок и ВО «Свобода» все чаще обосновывают европейским опытом и тенденцией роста в ЕС подобных сил на волне антииммиграционных настроений простых европейцев. Показательно в этом смысле подписание декларации о сотрудничестве между ВО «Свобода» и «Национальным фронтом» Ле Пена (Франция). В то же время уже сейчас становится очевидно, что, если европейские националистические движения выдерживают четкую грань между прагматичным национализмом (хоть и находящимся вне рамок общеевропейской политкорректности) и откровенным фашизмом, то ВО «Свобода» и ее лидер как раз к последнему все больше тяготеют.
   2. С возможным приходом к власти Тягнибока даже то небольшое поле использования русского языка, которое существует на Украине, будет динамично свернуто (по крайней мере, в рамках тех полномочий, которые находятся у президента страны). Любые попытки имплементации Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств будут наталкиваться на жесткое сопротивление государственных органов, входящих в президентскую вертикаль. Также будет интенсифицирована организационная работа по созданию дополнительных государственных органов, основной задачей которых будут карательные функции (в широком смысле этого слова) по отношению к тем силам и персоналиям, которые стоят на позициях защиты русского языка.
   3. Можно не сомневаться, что с избранием на пост президента Тягнибок своими указами постарается в первое же время увековечить бандитов из ОУН-УПА, в том числе – через назначение им персональных пенсий и званий. Переписывание истории (через подконтрольный президенту Институт национальной памяти) будет набирать особый размах, впрочем, ограничивающийся возможностью влиять на парламентскую ситуацию, что потребует от парламентских сил максимально жесткой и сплоченной позиции по критически важным для Русского мира вопросам.
   4. Внешнеполитическая составляющая, несмотря на всю ее антирусскость и антироссийскость, не будет радикализироваться в той мере, как это позиционирует кандидат – количество сложных украино-российских вопросов (в том числе газовых) не способствует подобному развитию событий. В то же время анонсированная им Балто-Черноморская геополитическая ось станет реальным проектом, который будет реализовать его администрация, в том числе через оживление различных антироссийских проектов (вроде ГУАМ).

post thumbnailВиктор Ющенко
Судя по предвыборным обещаниям, и русский язык, и историческая память, и каноническое православие в случае победы Ющенко будут подвергаться нещадному давлению, а антироссийская риторика будет нацелена на новый накал украинско-российских отношений.

Писать про предвыборные обещания В. Ющенко и его отношение к проблемам и ценностям Русского мира, с одной стороны, бессмысленно, поскольку пять лет его президентства дали на этот вопрос более чем однозначный ответ. С другой стороны, он, как и все кандидаты в президенты, все же рассчитывает набрать определенное количество голосов избирателей, а значит, должен выстраивать определенную стратегию ключевых сообщений, которые он хотел бы донести своему электорату. В свою очередь, эти сообщения самым непосредственным образом касаются проблем Русского мира, поскольку львиная доля предвыборной риторики Ющенко построена на вопросах языка, исторической памяти, религии и отношениям в треугольнике «Украина–Россия–ЕС».

Даже в период предвыборной компании (когда кандидаты стараются сглаживать острые углы), Ющенко продолжает использовать однозначно антирусскую риторику, которая во многом созвучна с лозунгами Тягнибока, однако, при этом имеет собственную специфику, определяемую несколькими ключевыми факторами.

Во-первых, дискурсы, которыми оперирует нынешний президент, имеют необычайно эклектичную форму, представляя из себя смесь в одном флаконе национализма, либеральной идеи, социальной справедливости и самообожествления. Все вместе это создает весьма специфический «коктейль миропредставлений», рождающий удивительные по своей абсурдности тезисы в отношении критически важных для общества тем.

Во-вторых, специфичность ситуации выдвижения, когда кандидат уже пять лет провел в президентском кресле, и все могли видеть, как он себя ведет, чего он смог добиться за это время, обуславливает и ключевое направление мессиджей компании – обзор того, что было за это время сделано кандидатом, и обещания, что эти процессы будут продолжены и в будущем. Этот второй фактор во многом и обуславливает обещание продолжения политики русофобии в украинской политической практике.

И, в-третьих, если Тягнибок больше напоминает полоумного фюрера местного разлива с серьезными нарушениями психики, то Ющенко слишком глубоко интегрирован в геополитические пасьянсы тех, кто его «поставил на президентство» на Украине, чтобы его заявления и проводимую им политику можно было рассматривать только в контексте его личного безумия.

Первый по важности в рассмотрении его предвыборной программы – это, конечно, вопрос статуса и реального распространения русского языка. В своем обращении по случаю Дня украинской письменности Ющенко вводит в широкий оборот понятие «лигвоцида» в отношении украинского языка: «Имперские силы прекрасно понимали, что Украина не будет покорена до тех пор, пока не убит украинский язык. Поэтому лингвоцид осуществлялся столетиями – в виде прямых «валуевских» и «эмских» запретов, тайных постановлений ЦК КПСС, массовых репрессий против интеллигенции, постепенного вытеснения украинского языка из общественной жизни» (1). В определенном смысле Ющенко идет даже дальше Тягнибока, говоря, что «государственный украинский язык как фактор межнационального общения на Украине должен создать атмосферу толерантности, которая даст возможность с достоинством развиваться всем языкам нашего общества, а особенно тем, которые также пострадали от политики языковой унификации». То есть, с одной стороны, Ющенко отказывает русскому языку даже в закрепленном за ним (в законодательстве Украины) статусе языка межнационального общения, а с другой, говорит, что в стране имеют право на развитие любые другие языки, кроме русского (поскольку тот был инструментом языковой унификации). Но при всем этом умудряется утверждать, что «языковая политика – не политика конфликта против кого-то. Украинцы должны знать украинский язык, украинцы должны знать русский язык и еще 2-3 европейских языка» (2).

В отношении русской культуры и общей исторической памяти предвыборная позиция Ющенко также однозначна – все националистические проекты, начатые во время первого срока, будут продолжены. Причем мотивация продолжения той политики, которая обеспечила Ющенко рейтинг, по меткому замечанию народного депутата Т. Черновола, в области «кефира» (от 2,5 до 3,2%), по-своему занятна: «Политический рейтинг абсолютно не означает неправильность политики. Не будем забывать, что большинство часто ошибается. Я бы даже уточнил – как правило ошибается». Если участь, что Ющенко настаивает на том, что в 2004 г. его избрало большинство украинцев, то подобное  заявление приобретает особый смысл (3).

Поскольку вопрос культуры неразрывно связан с цивилизационной самоидентификацией, то понимание кандидатом этого вопроса в контексте культуры приобретает особую важность. Ющенко продолжает настаивать на том, что Украина и Россия – это цивилизационно разные страны, которые пересекались лишь случайно, а истинным цивилизационным выбором Украины всегда была Европа: «Когда мне говорят, что европейское направление, европейская политика это не украинское, что вы родом из другой части, я хочу сказать – я веду страну домой, в Европу. Там, где мы всегда были. Я горжусь этой политикой» (4).

В своей речи по случаю Дня Свободы (годовщины Майдана), он подчеркивает важность своих шагов в следующих направлениях: голодомор, единая поместная церковь, возвращение великих имен и очищение их от вранья и фальши. То есть в качестве основных завоеваний пятилетнего президентства превозносятся как раз те направления, которые уничтожают русскую культуру и каноническое православие (5).

Кстати, заявления кандидата именно на эти темы рождают ощущение психических нарушений у кандидата, которые не позволяют ему адекватно оценивать реальность. Например, говоря о проблеме голодомора, он серьезно утверждает, что «мы достигли общественного согласия в осуждении Голодомора 32-33-х годов и иных преступлений против украинского народа» (6). О каком «общественном согласии» может идти речь, если львиная доля политических сил и население целых регионов Украины протестуют против таких трактовок истории?

Во внешней политике так же мало нового – угроза украинской государственности со стороны России и Ющенко как единственный спаситель этой самой государственности. Спасение же возможно, по его утверждениям, только через интеграцию в ЕС и вступление в НАТО (правда, в предвыборных речах он эту аббревиатуру никогда не употребляет, заменяя на «евроатлантическую систему коллективной безопасности»). Причем дается достаточно неожиданная трактовка этой политики: «Украина в составе Объединенной Европы – это историческое спасение для России и защита ее от сползания в трясину, в которой погибла Российская империя, а потом и Советский Союз» (7). То есть антироссийская политика украинского президента на самом деле, как надо понимать, ведется во благо России, только та этого, почему-то, не сознает.

В отличие от других кандидатов, позволяющих рассуждать о неких «общеевропейских системах безопасности», в которые должна быть включена и Россия, Ющенко продолжает жить понятиями даже не 80-х годов ХХ века, а 60-70-х, где между Россией и Западом не может быть даже теоретических подвижек к сотрудничеству, а Украина под его руководством позиционируется как «последний бастион на пути восточного варварства». Примерно также о себе думала Польша, сначала как о «последнем бастионе католицизма» во время Реформации, а потом как о «последнем бастионе на пути большевизма» в 20-х годах ХХ столетия. Все это привело к неоднократному дележу территории Польши между теми, кого она якобы и защищала. Однако для Ющенко это не аргумент.

Естественно, нынешний президент неоднократно подчеркивает, что российский флот должен уйти из Крыма до 2017 года. В предвыборной программе это указано совершенно четко. Хотя каким образом Ющенко собирается контролировать, что будет происходить в этом вопросе после 2015 года, когда при всех самых благоприятных раскладах на предстоящих выборах он должен будет уйти, непонятно, ведь после 2015 года эти вопросы будут решать совершенно другие люди.

Выводы:

1. Судя по интенсивности рекламы кандидата в президенты В. Ющенко, подготовка к выборам рассматривается отнюдь не как «бутафорская» кампания, направленная лишь на обеспечение его присутствия в одном из основных действ политической коммуникации – общенациональных выборах. И он сам, и вся его команда настроены весьма решительно и готовы бороться за серьезный результат. Впрочем, шансов на это у действующего президента в честной борьбе фактически нет, хотя, возможно, ставка будет делаться на провоцирование кризисных ситуаций, тем более что уже в ближайшее время на Украине должен появиться новый посол США.

2. Как и следовало ожидать, предвыборные лозунги Ющенко во многом связаны с обещаниями продолжения той политики, которой он запомнился на протяжении последних пяти лет. Таким образом, в случае избрания его на новый срок антирусская политика будет однозначно продолжена. Однако она станет не просто продолжением, но будет характеризоваться кардинальным усилением (даже большим, чем в случае возможного прихода к власти того же Тягнибока), поскольку будет исходить из своеобразного вотума доверия такой политике со стороны населения.

Судя по предвыборным обещаниям, и русский язык, и историческая память, и каноническое православие в случае победы Ющенко будут подвергаться нещадному давлению, а антироссийская риторика будет нацелена на новый накал украинско-российских отношений, особенно по срокам пребывания Черноморского флота в Севастополе.

_______________________________
(1) http://www.nashvybir.com.ua/news.asp?artid=119
(2) http://www.nashvybir.com.ua/news.asp?artid=142
(3) http://www.nashvybir.com.ua/news.asp?artid=262
(4) http://www.youtube.com/watch?v=yZjzNQxIWII&feature=player_embedded
(5) http://www.nashvybir.com.ua/news.asp?artid=262
(6) http://www.nashvybir.com.ua/news.asp?artid=286
(7) http://www.nashvybir.com.ua/news.asp?artid=262
  • Новости
  • Популярное

Автосервис в Киеве

  • 16:20
    24.11.2020
  • 131
  • 0
Календарь
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30